Евграф Савельев

Племенной и общественный состав казачества.

(исторические наброски)


Донские областные ведомости № 136/23.06.1913 г. стр. 2-3-4

VIII.

Смутное время и казаки. Начало ХVІІ века.

В 1593 году Донское Войско, действуя по общему, задуманному царем Феодором для ослабления крымских татар, плану, жестоко погромило улусы Казыевских татар, не пощадя ни их жен, ни детей, причем освободило из тяжкого плена свыше 600 невольников и захватило богатую добычу. Остальные войска Феодора успеха не имели, и поэтому задуманное осталось без исполнения.

В 1603 году Донцы летом совершили наезд на Карасанский улус крымских татар, причем его разорили и выжгли, освободив много русских из плена. Последствием этого подвига была ссора царя с Крымским ханом, что навлекло на себя новое неудовольствие на казаков.

Еще в 1602 году царем Борисом Годуновым были начаты беспричинные гонения на казаков, превратившиеся затем в явно враждебные формы и ясно показывавшие желание Бориса уничтожить казачество. Так, при нем было запрещено казакам приезжать в Москву, прекращено жалованье и дары, присылаемые обыкновенно каждый год прежними царями. Затем последовало уже запрещение пускать казаков во все города и местности Русского царства, причем захваченных на Руси казаков бросали в тюрьмы, а многих из них пытали, потом рубили головы, вешали и топили в воде. Торговцам было строго запрещено привозить на Дон какие бы то ни было припасы и товары. По выражению летописца: „по всей Русской земле в то время казаки не имели нигде себе пристанища”. Все это в высшей мере озлобило казачество против Бориса и подготовило участие Донцов в Московской смуте.

Борис Годунов	Лжедмитрий (Григорий Отрепьев)	Михаил Васильевич Скопин-Шуйский

В 1603 году беглый монах одного из Московских монастырей Григорий Отрепьев, человек храбрый и энергичный, задумав воспользоваться удобным моментом для завладения Русским троном, при помощи Польского правительства, имевшего свои виды на Москву, объявил себя царевичем Дмитрием, (зарезанным злодеем Борисом для достижения трона) спасшимся будто бы от смерти, и призывал к себе русских людей для свержения с царства Годунова.

В 1604 году он, рассылая по все русским городам свои грамоты, не забыл прислать и к Донцам особого посланника с грамотой и просьбой поддержать „правое дело”, причем писал:

„Сохраненный Божьим произволением от злокозненного помысла изменника Бориса Годунова, идет ныне как истинный царевич – сын Иоаннов – на престол прародителей своих в Московское государство и потому призывает (именуя город), но помня его прирождение и христианскую веру, отложиться от изменника Годунова и вперед служить ему, как своему прирожденному государю; а он начнет жаловать по царскому милосердному обычаю и в чести держать...”

Тогда два Донских атамана Андрей Корелла и Михаил Нежаков с 2000 Донцов выступили с Дона на поддержку, как они глубоко были уверены, правого дела и, идя непрерывно походом в Польшу, прибыли в Самбор, где собиралось главное войско самозванца.

Убежденные присягою мнимому царевичу, многих русских людей, известных своей родовитостью и богатством, Донцы поверили, что он действительно сын Иоанна Грозного и ревностно стали ему помогать вместе с прочими Московскими людьми. После неудачного сраженья в Добрыничах к самозванцу прибыли с Дона еще 5000 Донцов, составивших лучшую часть его войск.

Царское войско под начальством воевод осадило город Кромы, в котором засели 600 Донских казаков с атаманом Кореллой. Несмотря на то, что в Московской рати насчитывалось свыше 80000 воинов, воеводы никак не могли овладеть Кромами и выгнать казаков, упорно защищавших каждый клочок земли и в течении 6 недель державшихся против царских войск. Наконец, Московские войска изменили Борису и передались самозванцу.

В 1605 году под Тулу прибыла еще дружина Донских казаков под начальством атамана Смаги Чершенского и укрепилась в городе.

атаман  БолотниковВ 1606 году в сражении под Серпуховым атаман Болотников (бывший дворовый человек князя Теляшевского) предводя Донскими казаками и остатками шайки Хлопки Кололапа, потерпел от Скопина-Шуйского жестокое поражение и, будучи разбит, бежал к Калуге, бросив товарищей. Впрочем, истые Донцы долго еще держались в селе Заборье, пока не получили прощения от царя Василия и сдались с атаманом Беззубцем.

Болотников в Калуге собрал свыше 10000 всякого сброда, укрепился и отразил все нападения царских войск.

В 1607 году Терский казак Илейко, назвавшись сыном царя Феодора Иоанновича, собрал вокруг себя много казаков и бродячих людей и двинулся на Москву. Но на пути к Москве, узнав о смерти самозванца, Илейко пошел обратно по Волге, причем выжег и разграбил многие населенные места и города, пробрался на Дон с своими Терцами и остался там зимовать.

В это время появился указ об окончательном подчинении крестьян помещикам. Многие толпы крестьян, возмущенных этим указом, примкнули к мятежникам и

значительно усилили их отряды. Одно из таких ополчений под командой Болотникова двинулось к Москве, разоряя все на пути и выжигая помещичьи усадьбы. Болотников взял приступом город Коломну, разбил царские войска при сельце Троицком и расположился станом у села Коломенского под самой Москвой.

Князь Скопин-Шуйский подоспел к Москве и жестоко разбил Болотникова, который поспешно отступил к Калуге и там снова укрепился в ожидании новых государственных потрясений.

В это время находящийся в Путивле князь Шаховский, который держал сторону самозванца, соединился с Илейком, признал в нем царевича и двинулся вместе с ним в сопровождении русских изменников, Донских и Терских казаков к Москве. Под местечком Пчельной они на голову разбили царские войска и принудили их снять осаду с Калуги, после чего соединились с Болотниковым. Дальнейшая жизнь Илейка полна приключений; будучи разбит царскими войсками под начальством самого царя на реке Вязьме, он укрепился в городе Алексине, но этот город после осады был взят жестоким приступом, причем в руки царских войск попало свыше 5000 из его товарищей и весь обоз. В этом сражении, в котором бежавшие крестьяне бросили на произвол судьбы казаков, последние, засев и укрепясь по оврагам, долго еще держались против

Донские областные ведомости № 136/23.06.1913 г. стр. 3

Московских войск, но через три дня сдались от голоду и все были казнены. Болотников укрепился в Туле и долго защищался, но после затопления города запруженной рекой принужден был сдаться с своими товарищами, причем за измену и сопротивление царским войскам он, Илейко, князь Шаховской, Донской атаман Феодор Нагиба и многие русские вельможи и чиновники были жестоко казнены.

Василий  Иванович ШуйскийВскоре на Украйне появился другой самозванец сын священника Матвей Веревкин, который в Стародубе назвался царевичем Дмитрием, будто бы спасшимся от смерти и бежавшим в Малороссию. Польское правительство и многие московские дворяне признали в нем своего истинного царевича и перешли на сторону самозванца. Ополчение этого нового претендента на Московское царство укрепилось в Калуге и выдержало осаду царских войск. На помощь осаждавшим царь Василий Шуйский имел неосторожность послать 4000 тех самых казаков, которые сдались в Заборье, были прощены и зачислены в Московское войско. По прибытии к Калуге эти казаки взбунтовались, заставили царских воевод снять осаду и отступить от города, а сами примкнули к самозванцу.

К новому Лжедимитрию со всех сторон присоединялись шайки крестьян и русских бродяг, приходили к нему и казаки с Дона и Украйны, причем даже привели к нему под видом племянника какого-то неизвестного человека, которого самозванец приказал казнить для увеличения своего престижа.

В 1608 году самозванец разбил на голову царские войска под городом Болховым, пошел походом на Москву и осадил ее, укрепясь в селе Тушине.

В этом же году польский гетман Сапега осадил Троице-Сергиевскую лавру, защищаемую монахами, немногими казаками и крестьянами. В отряде Сапеги находилось до 500 Донских казаков с атаманом Епифанцем, который после сонного видения увел казаков от лавры, несмотря на попытки Сапеги оружием вернуть казаков. Лавра держалась 16 месяцев и не сдалась полякам и русским изменникам, принужденным отступить ни с чем.

Поход Лжедмитрия Восстание  Болотникова

Когда поляки хотели схватить Лжедимитрия, он успел убежать переодетым в Калугу, где и укрепился. Стоявшие в его стане казаки и русские приверженцы самозванца двинулись к нему, но польский гетман Рожинский нагнал их в дороге, истребил более 1000, а остальных вернул назад под Москву, где заставил служить королю Сигизмунду. Однако казаки понемногу перебегали к самозванцу в Калугу, и скоро их под Москвой почти не оказалось.

В 1610 году самозванец был убит на охоте нагайским князем Арасланом, и его ополчение снова собралось под Москвою, занятой на этот раз польскими войсками. Казаки первые бросили мятеж и решили помогать России против поляков, но благодаря нетактичному отношению к ним предводителя Рязанского ополчения Ляпунова, не желавшего уважать казачьих обычаев, они были им весьма недовольны и это часто являлось причиной раздоров в рядах войска. В 1611 году Ляпунов приказал по подозрению в буйстве без обычного кругового суда 20 казаков, утопив их в реке.

Казаки, предводимые общим атаманом из Запорожцев Заруцким, возмутились, бросились в стан, изрубили саблями Ляпунова, разграбили его имущество и истребили многих дворян и боярских детей.

Когда в том же году собралось ополчение Пожарского для выручки Москвы от поляков, Заруцкий покушался тайно убить его, сносясь об этом с польским правительством, но не успев, бежал с своими казаками на Урал, а оттуда в Астрахань. Донские же казаки бросили Заруцкого и под начальством атамана Межакова вернулись под Москву, чтобы участвовать в отбитии от ее стен польских войск.

Пожарский продолжал недальновидную политику Ляпунова по отношению казаков и тем вызвал с их стороны снова волнение, перешедшее во вражду.

Пожарский открыто выказывал казакам свое презрение, а по его примеру и ополчение русское при всяком удобном случае задевало казаков и ругало их ворами и изменниками. Все это повело к тому, что и без того слабые русские силы еще более разъединились и даже почти не сносились между собою.

22 августа 1612 года к Москве подошел явившийся на помощь польскому гарнизону гетман Ходкевич с большим обозом и артиллерией. Завязалась жаркая битва между поляками и ополчением Пожарского. Казаки уклонились от сражения и лишь наблюдали за ходом битвы. Между тем, поляки начали основательно теснить плохо обученные русские войска и особенно конницу, составленную из дворян и разночинцев, так что Пожарский для спасение ее приказал конникам спешиться и биться пешком. Но и это не помогло, и поляки сильно теснили русских, готовых уже к бегству. В это время атаман Донских казаков Межаков сел на коня и с последовавшими его примеру Донцами ударил на врагов с такой храбростью, что быстро привел их в замешательство и заставил отступить к Поклонной горе. Преследуемые походными атаманами Коломной, Романовым и Козловым, поляки поспешно ретировались с поля битвы. Но казаки не пожелали их преследовать и далее и вернулись в свой стан; После этого события Пожарский пытался войти с Донцами в сношения, но они не желали вести с ним никаких переговоров.

Россия –  начало ХVІІ века – Смутное время

Увеличить рисунок (390 кб)

Через три дня Ходкевич снова повторил нападение на Пожарского, пытаясь прорваться к осажденному гарнизону, и снова закипел кровавый бой, в котором казаки также не хотели участвовать. Наконец, когда русские, не выдержав напора поляков, побежали и сражение казалось уже потерянным для Москвы, келарь Троицкой лавры со слезами стал просить казаков помочь русскому делу и не дать торжествовать ляхам, причем предлагал им в награду все золото и серебро, имеющееся в монастыре. Донские казаки отвергли это предложение, сели на коней и с первого же натиска погнали перед собой поляков, как баранов, отняв всю артиллерию, обоз и захватив 10000 пленных. 22 октября казаки взяли приступом Китай-город, а вскоре сдался им и Кремль, последний оплот польского гарнизона. После сдачи Кремля Пожарский не позволил казакам завладеть польским награбленным имуществом, чем снова вызвал возмущение, и чуть не был ими убит.

Между тем Донские атаманы Марков и Епанчин гнали по пятам остатки польских войск до самых границ Русского государства и почти их совсем уничтожили.

По изгнании поляков из России на царство был выбран юный боярин Михаил Романов, причем при избрании решающий голос дал Донской атаман Межаков.

Михаил относился очень милостиво к казачеству и в 1615 году позволил им беспошлинно

Донские областные ведомости № 136/23.06.1913 г. стр. 4

торговать по всем окраинным городом и посещать там своих родственников.

За время смуты на Дон много перешло разного люда, часть которого присоединилась к казакам. Другая же большая часть, которой не по нутру была казачья дисциплина и строго организованная жизнь, ушла с Дона и образовала разбойничьи шайки, называя себя казаками. Вот эти-то шайки и дали повод к упрекам Донцов в разбое и воровстве, не раз служившим причиною раздоров между русскими и казаками.

Вернувшись к себе на Дон, казачество снова принялось за свой обычный промысел, - войну с басурманами.

Так, в 1616 году, несмотря на протянутые поперек Дона у Азова три железные цепи и новые укрепления, Донцы вышли в Черное море, где потопили много турецких судов, забрав товары и освободив невольников, а, затем переплыв море, внезапно высадились на южном берегу Анатолии и взяли приступом город Синоп, причем начисто его ограбили, вырезали турок и, забрав богатейшую добычу, отплыли на Дон.

царь Михаил Феодорович РомановПитая к казакам Донским особую склонность, царь Михаил Феодорович прислал на Дон следующую милостивую грамоту.

Грамота царя Михаила Феодоровича
1615 г. сентября.

От Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея Руссии на Дон, в нижния и в верхние юрты Атаманом и казакам, Смаге Степанову, да Федору Татаре, да Епихе Радилову, и всем Атаманом и казаком. Присылали есте к нам Великому Государю бити челом от всего войска товарищев своих Атаманов и казаков, Исая Мартемьянова, да Василия Чернова, да Семена Смуригина с товарищи, что вы нам Великому Государю служите, по шляхом разъезжаете, и по перевозом лежите, и ясырей отграмливаете и в наши украинные городы приводите, душ по сту и по двесте, и струги и гребцов наймуете и корм про них покупаете, а наших послов и посланников встречаете и провожаете в Царь-город, и в Нагаи большие и в малые, и нам бы вас за те ваши службы пожаловати, велети вам выходити в наши украинные городы со всякими товары, которые вы доставаете своею службою повольно, и чтоб вам по городом от воевод наших и ото всяких приказных людей налогу и насильства не было, и продаж бы вам ни чинили ни в чем, и пожаловати б нам вас, велети вам дати нашу Царскую жалованную грамоту. И мы вас Атаманов и казаков, за ваши многие к нам службы, пожаловали, велели вам в наши украинные городы со всякими вашими товары и без товаров к родимцом вашим ездить, и с ними видетися повольно и торговати всякими товарами, и по городом к воеводам нашим и всяким приказным людям о том от нас писано, чтобы они вам и товарищем вашим в городы с товары и без товаров ездить велели повольно и насильства бы ни кому не чинили и сильно ни у кого ничего не имали, а кто что вывезет товаров и у тех с товаров пошлин имать есмя за вашу службу не велели. И вы б Атаманы и казаки, по сей нашей Царской жалованной грамоте, в наши украиннцы городы ездили с товары и без товаров и с родимые своими видились повольно; и нам Великому Государю служили и прямили и в перед во всем на наше Царское жалованье были надежны. А сю нашу Царскую жалованную грамоту велели есмя вам дать за нашею Царскою красною печатью. Писана на Москве лета 7124 Сентября в день.

С 1623 года Донское Войско поступило в распоряжение Посольского Приказа в Москве.

В 1624 году Донские казаки совершили отважный наезд на окрестности самого Константинополя, причем захватили богатую добычу, а, возвращаясь на Дон, по пути потопили не мало встречных турецких кораблей.

В 1628 году Донские казаки, соединившись с Запорожцами в Черном море подплыли к берегам турецким и высадились за 200 верст от Константинополя, причем взяли приступом и ограбили монастырь Иоанна Предтечи.

Однако, на возвратном пути их настигла турецкая эскадра и разогнала казачьи челны , а семь из них привела к султану, который приказал всех захваченных казаков казнить лютою смертью.

В 1630 году Донцы пытались взять Азов и Керчь, но не могли и ограничились погромом окрестных мест. В том же году, выйдя в море, казаки внезапно захватили город Карасу в Крыму и разграбили многие селения, после чего возвратились на Дон с большой добычей и пленниками.

В это время считалось на Дону казаков свыше 20000 человек, способных к воинскому делу.

В том же году султан послал в Москву послом хитрого и лукавого грека Фому Кантакузена и, между прочим, поручил ему предложить царю Михаилу для прекращения морских разбоев положить казачеству жалованье пополам, а если Московский царь отказался бы, то султан предложит казакам перейти и в свое подданство, даст им землю и свободу в набегах на соседние царства. По пути Кантакузена в Москву казаки, узнав о тайной цели проезда, довольно долго продержали его в Черкасске, не давая лодок и причинили много неприятностей, так что по прибытии в Москву посол жаловался отцу государя патриарху Филарету.

В результате приехавшие с Кантакузеном казаки были сосланы в ссылку, а на Дон решено не посылать более обычного жалованья.

С.Азъ


В начало страницы

На главную страницу сайта