Евграф Савельев

Племенной и общественный состав казачества.

(исторические наброски)


Донские областные ведомости № 175/13.08.1913 г. стр. 2-3-4

ХХ.

Башкиро-Мещерякское Дунайское и Азовское казачьи Войска.Переселение на Кавказ. Буджакские казаки.

Башкирский казакКроме прирожденных казаков, правительство привлекало на службу и различных инородцев, населявших огромную русскую территорию, и формировало из них по казачьему образцу конные полки, употреблявшиеся как на охрану границ, особенно восточных, так и в качестве конницы в походах и войнах.

Так, еще до царствования Императора Александра Первого были привлечены на службу как казаки, инородцы Сибири – тунгусы, выставлявшие полк и буряты, выставлявшие четыре полка. Из инородцев Оренбургского края: тептярей, башкиров и мещеряков также были сформированы конные полки, причем башкиры и мещеряки составляли из себя даже особые Войска, – Башкирское и Мещеряковское, а из тептярей и одиноких крестьян Вятской и Оренбургской губерний были составлены два казачьих полка для внутренней и пограничной службы.

Во время Отечественной войны, наряду с прочими казачьими полками, в изгнании врага из пределов России участвовали Башкирские, Тептярские и Мещерякские полки. Из них особенно прославились тептяри, бывшие большей частью под начальством графа Платова в его летучем корпусе.

Урядник и штаб-офицер Башкирских кантонов. 1838-1845Всего на службе состояло 30 Башкирских и Мещерякских и 2 Тептярских полка.

В 1822 году Тептярские полки были переименованы в регулярные, хотя других реформ не последовало и чины полков остались на прежнем основании.

К 1825 году в Башкиро-Мещерякском Войске состояла свыше 345 493 населения обоего пола и на действительной службе находилось из них около 12 000 казаков.

В 1836 году многие башкиры, мещеряки и тептяри были причислены к Оренбургскому казачьему Войску, что вызвало волнения, впрочем, скоро окончившиеся, а из остальных инородцев по прежнему бралось на службу по казачьему образцу уже уменьшенное количество людей. Одновременно с этим были произведены некоторые реформы в управлении и штатах.

К 1856 году в Башкиро-Мещерякском Войске числилось казаков 460 496 душ и казачек 450 926 душ, причем в служилом составе находилось 38 717 казаков и старшин и на действительной службе – 6 927 казаков и старшин.

В 1865 году в царствование Императора Александра ІІ было приступлено к упразднению Башкиро-Мещерякского Войска, причем по Высочайше утвержденному положению Военного Совета все башкирское население было передано в ведение гражданского начальства и обращено в крестьян собственников, что совершилось без затруднений.

Рядовой Тептярских казачьих полков. 1819-1825 гг.Такая же участь постигла и большую часть тептярей, из которых только некоторые перешли в казачье сословие Оренбургского Войска.

Буряты и тунгусы вошли в состав Забайкальского казачьего Войска, где служат и до сих пор, совершенно слившись с казачеством и отличаясь от него лишь наружностью и верой.

Переселение на Кавказ Малороссийского Казачества

Во время войны 1812 года правительство, нуждаясь в коннице, составленной из природных наездников, вспомнило о потомках Малороссийских казаков, живших в Украинских губерниях. В два только месяца из бывших казаков Киевской и Подольской губерний были сформированы 4 полка по 8 эскадронов в каждом обучены, сведены в дивизии и двинуты на присоединение к армии, отступавшей к Москве под напором французов. Эти конные полки с честью поддержали славное прошлое своих предков и храбро сражались с врагом Родины, действуя главным образом против его кавалерии, наравне с другими казачьими полками.

По окончании войны из Украинских полков, обращенных в регулярство, была составлена уланская дивизия, которая на общих основаниях была обращена в качестве военного поселения в 1817 году в крестьянство.

Почти в то же время, то есть, в 1812 году, казачеству Полтавской и Черниговской губерний, имевшему до 450 000 душ мужского пола, было предложено от имени Государя Императора сформирование особого казачьего Малороссийского Войска, за что обещано было освободить казаков от платежа податей и даровать освобождение от рекрутской повинности. Предложение было принято с восторгом, и тотчас же 18 000 казаков составили 15 конных полков, двинутых на театр военных действий.

По окончании войны министром финансов был возбужден протест против освобождения казаков от платежа податей, лишавшего казну нескольких миллионов ежегодно. Но, несмотря на этот протест, Государь Император Александр Павлович подтвердил привилегии Малороссийских казаков, и только к концу его царствования они были снова привлечены к уплате ежегодной подати.

В 1830 году Малороссийские казаки были снова вызваны на службу для усмирения польского восстания, причем выставили 8 полков.

По окончании усмирения два полка были переселены на Кавказ и вошли в состав Кавказского линейного Войска, а впоследствии под названием Владикавказского полка были присоединены к Терскому Войску, в рядах которого служат и поныне.

Из числа остальных, четыре полка были распущены по домам, а два полка назначены на пограничную службу. Впрочем, из числа распущенных по домам казаков многие пожелали переселиться на Кавказ и образовали там несколько станиц, вошедших потом в состав Кубанского казачьего Войска.

Запорожцы в Турции – Буджакские казаки

ЗапорожецКогда знаменитая Запорожская Сечь после различных ограничений со стороны правительства, вызванных политическими соображениями, была наконец разрушена в 1775 году, а Запорожское славное Войско разбрелось по всей Украйне, значительная часть казаков не захотела так легко потерять старые права и вольности и сплотившись в общину, уплыла морем в пределы Турции, где приняла подданство у турецкого султана. Султан был очень рад, заполучивши в ряды своей армии таких всемирно известных храбрецов, как Запорожцев (слава о которых гремела по всей Европе до самой Испании. Известно, что морская запорожская ватага в поисках добычи переплыла Средиземное море и достигла, загнанная бурей, берегов испанского города Сарагосы, где и поселилась навсегда).

Прибыв в Турцию Запорожцы облюбовали для своего первоначального поселения цветущие берега Дуная, недалеко от впадения его в Черное море, близ турецкой крепости Силистрии.

Впрочем, в скором времени Запорожцев, как истых природных моряков, потянуло к морю, тем более, что мирной жизнью внутри страны они тяготились. С разрешения султана они перебрались в самое устье Дуная, кишевшее рыбой, без церемонии выгнали прежних поселенцев этих мест и осели по морскому берегу несколькими поселениями, образовав по старому Запорожскому обычаю свой Кош, выбрали атамана и вернулись к прежнему образу жизни.

Места кругом были вольные, богатые рыбой и дичью, море под боком, турки не препятствовали казакам плавать по морю и кое-когда пограбливать

Донские областные ведомости № 175/13.08.1913 г. стр. 3

торговцев. Словом, все благоприятствовало казачьему житью, и поэтому в самом непродолжительном времени в новую сечь стали стекаться бывшие ее сыны из Украйны и всякие люди, искавшие воли и беспечного житья.

Турки нередко призывали Запорожцев на помощь против своих врагов и отдавали должную дань храбрости своих союзников, достигших к 1803 году уже 10 000 душ. Особенно удивлялись турки верности казаков, которую они оказали при подавлении военного бунта в части турецкой армии. Но против христиан султан опасался посылать Запорожцев, отлично зная, что они не оправдают подобных поручений.

Так продолжалось до войны с Россией, на которую Турция напала по наущению Наполеона. Русские войска вступили в пределы Турции и осадили неприятельские крепости. Запорожцы, крепко стоявшие всегда за веру православную и Россию, видя бывшую свою родину в опасности, решили принять ее сторону и помогать русским войскам, забыв старые обиды. Особенно укрепило их в этом намерении жестокое обращение турок с пленными русскими солдатами и казаками, а также встреча на боевом поле Запорожского отряда с Донским казачьим полком, когда, по историческому свидетельству, съехавшиеся на ружейный выстрел две лавы – Запорожского отряда с Донским казачьим полком,  –узнали в противной стороне казаков, тотчас же, к немалому удивлению турок и русских войск, бросили стрелять и перемешались между собой, дружески разговаривая, причем многие братски целовались.

Донцы расспрашивали о житье-бытье сичевиков и звали обратно в Россию, а Запорожцы со слезами просили рассказать, как живут на Украйне и что делается в „христианской земле”.

Следствием всего этого было решение вернуться в Россию „на тихия воды, на ясныя зори – в край веселый, степ широкий”.

Перейдя полным составом в ряды русской армии, к немалой досаде турков, Запорожцы, названные русскими солдатами Буджакскими казаками, добросовестно били своих недавних союзников – неверных басурман, и получили полное прощение от Императора Александра Первого за побег в Турцию.

По окончании войны многие Буджакские казаки захотели переселиться к своим прежним товарищам в Черноморию, а остальная часть с разрешения правительства поселилась на казенных землях в Бессарабии, причем перешла в ведение гражданского начальство и управлялась наравне с податным сословием свободного состояния.

Так продолжалось до новой турецкой войны, вспыхнувшей в 1828 году и потребовавшей значительных расходов из наличности русской казны, и без того неособенно богатой. Поэтому правительство было озабочено привлечением в ряды армии возможно большего количества казаков, как наиболее дешевого и по военным качествам стоящего выше регулярных солдат войска.

Буджакским казакам было предложено возвращение к казачьему званию и положению, на что бывшие Запорожцы изъявили свое полное согласие и желание.

Дунайское (Новороссийское) казачье войско.

Таким образом было образовано новое казачье Войско – Дунайское, которое составилось из Запорожцев, поселенных поблизости, из греков, сербов, албанцев и румын, служивших еще в 1806 году добровольцами в рядах русской армии, и значительного количества кочующих цыган, причисленных к Войску вместе с землею, по причине малоземелья Дунайских казаков.

Казаки Дунайского Войска в количестве около 3 600 душ мужского пола, кроме женщин, поселились в 8 станицах и нескольких хуторах, имея на душу надельной земли около 10 десятин, немного увеличенной впоследствии.

Первыми поселениями были станицы: Акмангит, Волонтеровка, Староказачья, Николаевка-Новороссийская и другие. Войско Высочайшим указом освобождено от платежа податей и наделено другими казачьими привилегиями, с обязательством выставлять на военную службу один конный полк пятисотенного состава и один полк такого же состава пеший для крейсерства по Черному морю. Впоследствии было повелено содержать в готовности два конных полка.

В 1855 году Дунайское казачье Войско было Высочайше повелено переименовать в Новороссийское, сохранив за ним все пожалованные привилегии и обязанности.

Наконец, в царствование Императора Александра Николаевича, – время упразднения многих казачьих Войск и переведения их в крестьянство, – было признано по государственным соображениям уместным переведение Новороссийских казаков на гражданское состояние, что и было произведено в 1868 году с Высочайшего одобрения.

Пожалованные Войску Высочайше знамена были сданы в церковь станицы Волонтеровки на вечное хранение. Офицерство причислено к потомственному дворянству Бессарабской губернии и наделено участками в вечное владение из бывшей казачьей земли в количестве 300 десятин на штаб-офицера, 150 десятин на обер-офицера и 75 десятин на зауряд-офицера. Казакам и урядникам даны в вечное владение свои паи, церковные причты получили по 100 десятин земли.

Все оружие было передано в местный артиллерийский склад, дела Войска – в штаб Одесского округа, а войсковые капиталы частью пошли на уплату в первые годы по перечислению казаков в крестьяне податей, частью – на переселение на земли бывшего Азовского Войска крестьян и частью – в собственность станиц и церковных причтов.

Некоторые казаки Новороссийского Войска переселились на Кубань и причислились к войсковому сословию Кубанского Войска.

Азовское казачье Войско

При образовании Дунайского казачьего Войска последние из остававшихся еще в пределах Турции казаков, вместе с своим кошевым атаманом Иваном Гладким просили Русского Царя принять их снова в свое подданство и поселить где-нибудь у моря. Во время войны 1828 года казаки эти храбро дрались вместе с русскими войсками против турок и получили за это полное прощение от Императора Николая Павловича, который приказал поселить их по окончании войны в пределах Екатеринославской губернии, крае еще пустынном и необработанном. Новопоселенные казаки основали три станицы: Новоспасскую, Покровскую и Петровскую с многими хуторами и местечко Никольское. Была основана войсковая канцелярия для управления Войском, названным Азовским, образован состав войсковой администрации во главе с войсковым атаманом Гладким, пожалованным в полковники, вырезана земля для паевого довольствия казаков, и новое Войско стало исправно функционировать, исправляя царскую службу.

Правительство обратило внимание на прекрасные морские способности казаков и на этих соображениях решило основать из них морские команды для охраны берегов Черного и Азовского морей. Это вскоре было приведено в исполнение, и Азовские казаки на легких лодках рассыпались по обширному побережью Черного моря, ловя контрабандистов и при этом удобном случае наживая копейку про черный день и в свой далеко не полный карман. Храбрость их на море и ловкость в преследовании была поразительна, поэтому правительство не особенно наказывало казаков за мелкие шалости, а в 1837 году для увеличения земельной площади войсковых владений, страдавших малоземельностью, присоединило к составу Войска, вместе с территорией кочующих цыган, чем, впрочем, лишь проиграло,так как цыгане, боявшиеся,

Донские областные ведомости № 175/13.08.1913 г. стр. 4

как огня, моря, были только помехой в казачьей службе, требовавшей, кроме сметки, еще и отчаянной храбрости, – качества, неизвестные цыганскому племени.

Всего в Азовском Войске числилось казаков обоего пола свыше 7 000 душ.

Правительство в виду упорной Кавказской войны изыскивало различные меры к заселению линии казачьими станицами. Поэтому было предложено и Азовскому Войску переселиться на Кавказ.

К 1864 году из состава Войска на линию переселилось свыше 1 065 семейств, которые вошли в состав полков Кубанского казачьего Войска: Урупского и Лабинского и в состав Сунженского полка Терского Войска.

Остальных Азовских казаков в числе 6 000 душ обоего пола было предложено в царствование Императора Александра Николаевича перевести в крестьянское сословие, что и было с Высочайшего одобрения приведено в исполнение в 1866 года.

Войсковые знамена и капиталы сданы в Кубанское казачье Войско, вся войсковая земля и имущество поступило в казну, офицеры Азовского Войска были причислены к дворянству Екатеринославской губернии и получили в виде награды за службу: штаб-офицеры по 400 десятин, обер-офицеры по 200 десятин, а казаки и урядники по 9 десятин на душу в вечное владение, с перечислением в крестьянское состояние и потерей казачьего звания.

казак на конеЭтим очерком закончим рассмотрение временных казачьих общин, послуживших питательным элементом для образования и увеличения коренных казачьих Войск, существующих и по сие время. Ясно видно, что казачье звание представляло из себя не искусственное создание государственной власти, а нечто самобытное, – крепкое имя, которым дорожили, ради которого разорялись экономически, шли в неизвестные края на битвы, лишения и опасности, порывая с родиной и близкими. Никакое другое сословие в Русском государстве, да и в целом мире, не являло такого примера, такой горячей искренней привязанности к своему прошлому. Такая привязанность не может существовать у простого сословия, образовавшегося, по утверждению недалеких людей, из бродячих шаек и разбойников. Такая привязанность показывает племенное происхождение от народа крепкого духом и исключительного по своим качествам общественного и нравственного быта. Эти качества настолько живучи и искренни в казаках, что неодолимо заражают собой воинственных людей другого происхождения, превращающихся в непродолжительное время в истых казаков. Но, удивительное дело, искусственно образованные, без участия коренного казачьего элемента, такие воинственные общины обыкновенно существуют недолго и скоро прекращают существование, возвращаясь к прежнему состоянию и навсегда порывая с казачеством. Только родившийся от казака сохраняет в роды любовь к своему званию и непоколебимую связь с казачеством.

С.Азъ


В начало страницы

На главную страницу сайта