Евграф Савельев

Племенной и общественный состав казачества.

(исторические наброски)


Донские областные ведомости № 160/24.07.1913 г. стр. 2-3-4

ХV.

Уральское казачье Войско. Уральские казаки в ХІХ в.

К началу 1825 года Уральское казачье Войско считало в своем населении до 28 226 душ обоего пола, причем выставляло на службу следующие части:

Лейб-гвардейская Уральская сотня

92

12 конных полков

Команды внешней службы

Команды внутренней службы



4500

Свободных от наряда

3351

Всего

7943

Уральское Войско подчинялось в это время командиру Оренбургского корпуса, а казачье население по линии состояло в подчинении военного линейного начальства. Причисления посторонних лиц к войсковому сословию в Уральском Войске вообще производились крайне редко, а из массовых причислений известны случаи: 1) 1832 года, когда по распоряжению правительства было зачислено в казачье сословие Уральского Войска 762 кочевников башкира вместе с землею и 2) образование двух новых станиц: Бородинской и Сахановской из крепостных крестьян, принадлежавших старшинам и образовавшихся из переселенцев черкас, то есть, Малороссийских казаков.

Давыд Мартемьянович  БородинВ 1830 году умер последний войсковой атаман из уральских казаков Бородин, после которого стали назначаться наказными атаманами офицеры и генералы невойскового сословия.

В 1835 году после издания воинского устава состав полков и прохождение службы в Уральском Войске было применительно к Донскому.

В 1837 году во время Высочайшего путешествия Наследника Цесаревича Александра Николаевича, при выезде Его из Уральска, толпа казаков, остановив коляску, подала прошение, в котором казаки, указывая на различные злоупотребления со стороны войскового начальства, просили смещения атамана и восстановления старых привилегий; надо добавить, что казаки вели себя при этом шумно и взволновано.

Последствием такого образа действий было предание военному суду 50 казаков и в том числе некоторых отставных офицеров, которых осудили на ссылку в Сибирь и к разжалованию, а прочих казаков после наказания шпицрутенами отдали в арестантские роты или сослали в Оренбургское Войско. Всему же Уральскому Войску в виде наказания велено немедленно выставить на полевую службу 4 полка. После применения всех этих мер волнение утихло.

Еще в 1831 году гвардейская Уральская сотня была причислена к Атаманскому полку и несла службу в его составе.

Уральские  казаки

В 1846 году сотня была переименована в Лейб-гвардии Уральский эскадрон, а в 1847 году переформирована в Уральский гвардейский дивизион.

В 1856 году Уральское Войско имело войскового населения:

Казаков

35201

Казачек

36908

Итого

72109

Служилых казаков было

12177

Из них на службе

6870

В 1868 году последовало Высочайшее повеление об образовании Уральской области, в которую вошло и Уральское казачье войско, причем население его подчинилось областной полиции и суду, а звание Наказного Атамана соединено с должностью военного губернатора.

В 1869 г. была упразднена войсковая канцелярия и канцелярия Наказного Атамана, а взамен учреждено войсковое хозяйственное правление, которое состояло из председателя по назначению от правительства, двух советников казначея по выбору от Войска и трех казачьих депутатов – по одному от каждого уезда.

Кроме того, образован съезд выборных станичных депутатов в числе 62 человек для решения войсковых хозяйственных дел.

В 1874 году было Высочайше утверждено положение об общественном управлении станиц Уральского Войска, причем в административном отношении территория Войска разделена на три уезда, состоявших в заведовании уездных начальников, а для военного управления учреждены должности атаманов отделов.

Что касается отбывания военной службы уральскими казаками, то, согласно новому положению, введенному на Урале, разрешалось отбывать службу посредством вызова охотников, но с условием, чтобы каждый казак прослужил в полевых частях не менее года, молодые казаки должны три года обучаться по станицам, а льготные казаки являться в течение 7 лет ежегодно на три недели в лагерь, все же прочие казаки полевого разряда – являться ежегодно для осмотра обмундирования и снаряжения. Войско должно было выставлять в военное время 9 конных полков, гвардейскую сотню и учебную сотню.

Несмотря на обстоятельное разъяснение казакам сущности нового положения, в Войске появилось недовольство и движение в пользу подачи прошения Государю Императору об отмене нового положения и возвращении старых порядков.

Осенью того же года было предписано депутатам от станиц собраться в городе Уральске на съезд для выяснения, согласно новому положению, некоторых войсковых нужд, но это распоряжение вызвало открытое сопротивление.

В большинстве станиц казаки отказались от выборов под различными предлогами и обратились к войсковому начальству с просьбой доложить прямо Государю Императору и ходатайствовать об отмене положения.

Этот, последний в истории бунт уральцев, заслуживает более точного описания, так как ярко характеризует их быт и миросозерцание, совершенно отличные от прочей земледельческой Руси, а также и удивительную настойчивость в проведении своих требований, хотя бы и незаконных с точки зрения общегосударственных нужд.

Для поддержания престижа власти в Уральск прибыл батальон пехоты и назначено строгое следствие с целью выяснить зачинщиков движения. Вместе с тем, с целью принудить непокорных казаков к исполнению правительственной программы и в наказание за сопротивление, присланы в Войско еще две роты, причем пехота была расставлена на постое по домам казаков в наиболее упорствующих станицах. На казачье население была возложена обязанность содержать и кормить солдатов, нанимать помещения для арестованных казаков, а также возложены все расходы по пересылке казаков арестантов при выселении их из пределов Войска; впрочем, в виде поощрения покорным объявлено, что те станицы, которые произведут выборы депутатов, будут освобождены от денежных расходов по содержанию войск.

Донские областные ведомости № 160/24.07.1913 г. стр. 3-4

После этого выборы в разное время состоялись, но недовольство не прекращалось, и в том же году два казака были посланы от общества в Крым для подачи лично прошения Государю.

Просьба не была принята, а казаки уехали назад. Возвращение их на Урал произвело большое волнение в казачестве. Множество казаков со всех станиц съехались в Уральск, и лишь с большим трудом удалось угрозой самых жестоких мер возвратить их по домам. Сбору денег полицейскими властями с виновных станиц казаки не только не противились, но и сами отдавали свои вещи на продажу, причем отказывались брать излишне вырученные от продажи деньги обратно; наличными же деньгами ни один казак не пожелал дать ни копейки.

Император    Александр ІІ Цесаревич    Александр Александрович Великий князь    Николай Николаевич

Император Александр ІІ

Цесаревич Александр Александрович

Великий князь Николай Николаевич

Зимой 1875 года в Петербург явились трое казаков уральцев и подали от имени всего Войска прошение Наследнику Цесаревичу Александру Александровичу и другое прошение Великому Князю Николаю Николаевичу с ходатайством о прощении сосланных уральцев и о возвращении старых порядков.

Узнав об этой депутации, Государь Император еще раз подтвердил, что введенное положение непоколебимо, а казаков приказал отправить этапным порядком в Оренбург для строгого наказания.

Весною того же года, согласно нового положения, должны были происходить в первый раз учебные сборы, на которые вызывалось свыше 2 500 казаков. Из них явилось лишь 1 403 человека, а остальные разбежались; около трехсот привели силой.

После этого события на Урале произошел раскол казачества на две партии, из которых одна, называвшая себя Старым Войском, упорно стояла за старые порядки и не сдавалась ни на какие предложения и угрозы, другая же, прозванная Новым Войском, соглашалась на требования правительства, стремясь к мирной жизни и благосостоянию.

Тогда, после безрезультатных увещаний и строгостей, решено было совершенно выселить непокорных уральцев из пределов Войска, причем испрошено Высочайшее соизволение на лишение выселенных навсегда казачьего звания. Выселить же назначено было уральцев в Туркестан, за два года до того окончательно покоренный. Сначала решено было распространить эту меру на одних мужчин, которых определено отдать в распоряжение местного начальства для употребления на казенные работы и другие надобности, всех же неспособных к труду и стариков выслать в Оренбургскую губернию, преимущественно в места населенные магометанами.  Во исполнение Высочайшей воли, в Оренбургскую губернию было сослано 406 казаков, которые по старости и болезням не могли работать и снискивали себе пропитание прошением милостыни, 28 казаков сосланы в Сибирь, а 2 000 казаков – в Туркестан на поселение.

Это выселение сопровождалось многими трагическими эпизодами. Партии, конвоируемые пехотой, во время переходов схватывались неоднократно за руки и ложились на землю, отказываясь идти далее. Ни побои, ни угрозы не могли их поднять. Они упорно требовали выдать им на руки Высочайшее повеление о их выселении, не веря, что это распоряжение Царя. По дороге в Туркестан многие уральцы с парохода бросались в воду и скрывались в камышах, погибая затем в безлюдной степи. За лошадьми своими они отказались ухаживать, так что их пришлось продать с аукциона; от денег за лошадей казаки также отказались. Они упорно скрывали свои фамилии, и при телесном наказании кого либо из казаков, все схватывались за руки и ложились на землю, требуя, чтобы били всех. От какой бы то ни было работы они отказывались, за что в разное время 88 казаков было предано военно-полевому суду и 11 из них отданы в каторжные работы.

В 1876 году к уральцам в Туркестан были силою отправлены их семейства.

Всего до 1880 года переселено к мужьям и отцам 758 семейств. По прибытии на место жены отказывались признавать мужей, мужья детей и жен, не шли в отведенные для них дома и не желали ничего делать. Появилась масса больных и голодающих. Только благодаря прельщению детей лакомствами удалось узнать фамилии и имена родителей. Казаков пришлось связывать веревками по рукам и ногам и при помощи пехотных солдат вносить в дома к семьям.

Многие сотни выселенных бежали с места ссылки на Урал и, являясь на родину, смущали покорных казаков. Для прекращения этого нежелательного явления было испрошено Высочайшее соизволение на предоставление Оренбургскому генерал-губернатору права ссылать непокорных в Сибирь на поселение, а также объявить уральцам, что в случае побега они будут высланы в Сибирь.

За это грустное время уральцы девять раз с упорством подавали прошение Государю Императору лично, два раза Наследнику Цесаревичу и один раз Великому Князю Николаю Николаевичу о возвращении их из Туркестана на Урал.

Государь Император Александр Александрович, любя казачество, оказал ссыльным уральцам Высочайшую милость, дозволив раскаявшимся из них возвратиться на Урал и снова зачислиться в казачьи сословие. Этим милостивым разрешением воспользовалось, к сожалению, лишь меньшая половина ссыльных уральцев (859 казаков), остальные же с необыкновенным упорством продолжали добиваться отмены „положения”.

В настоящее время они со своими семьями живут по городам Туркестанского края, не имея казачьего звания и положения, занимаясь мелкой торговлей и рыболовством. Характерно, что в года Российской смуты ни один казак не пристал к революционерам и в казачьих поселениях было тихо и покорно, в противовес русскому населению Туркестана из рабочих и интеллигентов, ходивших с красными флагами и певших оскорбительные для правительства гнусности.

В последнее время между уральцами ссыльными идет агитация в смысле переселения за пределы России в Гималайские горы, где они надеются найти для колонизации годную к поселению долину никому не принадлежавшей земли. Ходоки старики уже путешествовали в дикие горы и высматривали новые места; к сожалению, мне неизвестны результаты их обследований.

С таким трудом и препятствиями было введено новое положение на Урале, действующее там и поныне и обнаружившее с одной стороны непреклонную волю правительства, а с другой необыкновенное упорство уральского казака, выработанное им постоянной боевой жизнью и единством происхождения.

В 1880 году издано было новое положение об общественном и хозяйственном управлении Уральского войска, которым центр власти перенесен на Наказного Атамана и выборе советников отменены.

В 1881 году население Уральского войска выражалось в следующих цифрах.

Казаков

43917

Казачек

47659

Итого

91576

Донские областные ведомости № 160/24.07.1913 г. стр. 4

Из этого числа состояло:

Офицеров

252

Служилых казаков

13209

Из них на действительной службе

3242

Уральское Войско выставляло:

Лейб-гвардии Уральскую сотню

9 конных полков по 6 сотен

1 учебную сотню.

Казаки-гвардейцы

Казаки в императорской российской гвардии.
Литография по оригиналу А. Шарлеманя. Середина XIX в. ГИМ

Интересно пользование землею на Урале, установленное законом 1886 года. По этому закону каждый казак имел право распахивать бесплатно по 20 десятин хозяйственной земли, а малолеток – по 10 десятин, чиновники же и офицеры, не получающие пенсии – от 50 до 100 десятин. Свыше этого количества можно было распахивать землю лишь за особую плату в войсковой капитал, но занимать более 210 хозяйственных десятин не позволялось.

К 1895 году в Уральском Войске числилось:

Казаков

55037

Казачек

56890

Служилых казаков было:

 

Офицеров

194

Казаков

18418

Из них на действительной службе:

 

Офицеров

102

Казаков

2546

Уральское Войско выставляло:

Лейб-гвардии Уральскую сотню

2 конных полка по 6 сотен

1 конный полк в 4 сотни

1 учебную сотню

2 конных команды.

Бросив взгляд на прошлое Уральцев, нельзя не отдать должного их храбрости и стойкости, а также преданности родной земле и дедовским обычаям.

Многие бесчестные люди пользовались во вред положительными качествами Уральского казака, выставляя его бунтовщиком и разбойником перед властью, увлекая казачество в различные авантюры, вроде пугачевского бунта, и бесчестили его в глазах России. Но вряд ли на самом деле можно найти более преданного короне и более верного поданного, чем Уральский казак, пожалуй, единственный из всех казачьих общин сохранивший в наибольшей мере единство происхождения. Уралец нуждается лишь в просвещении и в доказательном разъяснении пользы реформ. Тогда он явится непоколебимым оплотом власти, к сожалению, не принявшей в доброе старое время к вниманию самобытного и в высшей степени оригинального миросозерцания уральского казака.

В последнюю войну и годину смут уральцы своей кровью смыли с себя пятно бунта.

С.Азъ


В начало страницы

На главную страницу сайта