Евграф Савельев

Племенной и общественный состав казачества.

(исторические наброски)


Донские областные ведомости № 129/15.06.1913 г. стр. 2-3

V.

Временные казачьи войска - движение казачества на восток. Покорение Сибири.

Возвращаясь к вопросу о племенном и общественном составе Малороссийского и Запорожского Войск – одной из трех главных ветвей казачества – видим, что масса их в подавляющем числе представляла из себя потомков древнего племени черкас (Узов-Торков), смешавшихся почти в равной степени с Киевским славянством. К этому основному ядру примкнули в виде позднейших наслоений Донские казаки (Азовские черкасы), литовцы, украинские крестьяне, поляки, севруки (отрасль черкас, поселившихся под Черниговым), крещенные татары и самая незначительная часть великороссов.

Надо сказать, что все эти элементы я упоминаю, лишь не желая уклоняться от исторической точности в выяснении поставленного в основу настоящего труда вопроса, так как по своей малочисленности и разрозненности они не имели ровно никакого значения в образовании Малороссийского и Запорожского казачеств, составленных как уже упоминалось, из двух главных элементов.

Ниже я приведу краткий обзор возникавших и исчезавших в Малороссии временных казачьих Войск, которые послужили переходными пунктами для исторического поступательного движения казачества на восток.

В настоящей главе попытаемся рассмотреть вторую основную казачью ветвь, представители которой впоследствии вошли в состав почти всех современных казачьих Войск. Эту ветвь представляли из себя Рязанские (черкасы) и всевозможных наименований городовые казаки, сформированные правительством для защиты окраинных городов от неприятельских вторжений.

Польской Украиной в старое время назывались степи, простирающиеся от Московского царства к юге и граничащие с такими же необъятными Придонскими, Приволжскими и Приднепровскими равнинами. Рязанская или вернее Резанская область (от арабского слова „резак” – кормилец), населенная с древних времен потомками оттесненных с Дона черкасов, при начале Московского княжества простирала свои южные границы до самого Дона, имея еще старинный рубеж с Сарайской областью по реке Ворон (на которой теперь стоит город Воронеж), причем отдельныe караулы и разъездные станицы, охраняя броды, размещались по реке Хопру почти до впадения его в Дон.

Карта России в ХVІІ в.

Карта России в ХVІІ в.

Увеличить рисунок

Еще в 1334 году в грамотах митрополита Феогноста, посланных в местность, ограниченную реками: Доном, Хопром, Воронежом и Великой Вороной и называвшуюся Червленным Яром, встречается определенное упоминание о городках по реке Вороне и сторожевых караулах по Дону и Хопру.

С достоверностью можно заключить, что караулы эти содержались Рязанскими казаками, несомненно участвовавшими в Куликовской битве Дмитрия Донского с татарами в 1380 году вместе с Донскими казаками, поднесшими князю икону Гребневской Божией Матери, находящуюся в данное время в Москве в церкви на Любянке, предание о которой высеченное на камне, гласит, что Великий Князь Димитрий Донской после Куликовской битвы принял в дар от поселенных в верховьях Дона в городках Гребни и Сиротин казаков, и что Великий Князь всегда жаловал этих казаков за великую храбрость.

Достоверно известно, со времен Дмитрия Донского, что из Рязанской земли посылались разъезды казаков на Дон, Хопер, Тихую Сосну и Быструю Сосну. Эти разъезды, именуемые станицами, установили со временем постоянные стоянки для отдыха и наиболее удобные пункты для наблюдения за врагом.

Мало-по-малу в этих пунктах образовались небольшие поселения, превратившиеся впоследствии в окраинные города Московского царства, в которые под прикрытием казаков стали стекаться русские люди для мирного труда. Такие городки обычно укреплялись в то тревожное время и оборонялись первоначально Рязанскими казаками и Московскими ратными людьми.

Нельзя не упомянуть о Городецких или Мещерских казаках татарского происхождения, вошедших потом в состав русского казачества и селившихся еще с начала 14 века по притокам реки Оки и в Муромской земле для обороны окраин Московской Руси.

В 1444 году Рязанские казаки прославились своей храбростью в битве с татарскими полчищами царевича Мустафы.

В 1520 году после присоединения в Москве Рязанского княжества большая часть казаков этих не пожелала подчиниться новому порядку и по преданию в стругах спустились вниз по Волге в Каспийское море и поселились на Кавказе на Гребнях, войдя в тесный союз с Кабардинскими князьями (Пятигорскими черкасами). Эти казаки основали Гребенское казачье Войско, вошедшее впоследствии в состав Терского.

Московское правительство, нуждаясь в людях для охраны пограничных поселений, старалось всеми мерами содействовать привлечению в казаки возможно большего числа охочих к казачьей службе граждан, отдавая особое предпочтение детям казачьим и боярским. Такое казачество, имея корнем Рязанских казаков, поселилось слободами при пограничных городах и стало называться Городовыми казаками. За свою тяжелую, полную боевых тревог службу Городовые казаки получали от Московского правительства землю в окрестностях охраняемых городов и освобождались от всех налогов, а при особых воинских заслугах ими получалось и жалованье. Вооружения, коня и пропитание Городовые казаки обязаны были производить за свой счет.

Розданные за службу поместья не подлежали уже обратному отчуждению и раздавались только природным казакам, „отцы которых верстаны в казаки”.

Впрочем, несмотря на бесконечное изобилие в то время свободной земли, в числе городовых казаков находилось не мало и безземельных, что можно объяснить недобросовестностью воевод и казачьих голов.

При Царе Иоанне Грозном Городовые казаки подчинялись ведению Стрелецкого приказа вместе с стрельцами (полу-регулярным войском, учрежденным Грозным), причем в 1571 году боярином Воротынским по приказанию Царя был составлен особый устав для сторожевой и станичной службы.

По этому уставу казаки разделялись на полковых, называемых также Городовыми, и станичных, или сторожевых. Всем этим казакам велись особые списки и подчинялись они, кроме своих выборных атаманов и иногда стрелецких голов, еще и воеводам. Городовые казаки предназначались для обороны самих городов, а станичные, разделяющиеся на станичников, проводников и сторожей, имели специальностью степную сторожевую и разъездную службу, почему и получали большее жалованье, чем Городовые казаки. Кроме того, за все убытки, причиненные казаку во время степной службы, платила Московская казна

Донские областные ведомости № 129/15.06.1913 г. стр. 3

по особым оценкам коню и имуществу.

При Иоанне Грозном казаки жили в следующих городах, имевших значение крепостей, и служивших передовой пограничной линией для отражения кочевников: Алатырь, Темников, Кадом, Шацк, Ряжск, Данков, Епифан, Пронск, Михайлов, Дедилов, Новосиль, Мценск, Новгород-Северский, Рыльск и Путивль.

Второй укрепленной линией служили города: Нижний-Новгород, Муром, Мещера, Касимов, Рязань, Кашира, Тула, Серпухов, Звенигород, также с казачьими и стрелецкими гарнизонами.

После покорения Казани и Астрахани была устроена сторожевая линия по Волге с целым рядом подобных же городков.

Кроме того в Украинских городах Торе и Мояке исстари жили, как полагают, потомки Малороссийских казаков, казаки Торские и Моякские, о которых будет упомянуто ниже.

При Царе Феодоре Иоанновиче и Борисе Годунове в деле захвата все новых и новых земель казачьей колонизацией намечается оживление. Так были построены городки: Ливны, Воронеж, Елец, Белгород, Оскол, Валуйки, Кромы, Борисов, и возобновлен разрушенный татарами Курск. Со времен царствования Михаила Феодоровича в Москве существовал особый казачий приказ, заведовавший всем городовым казачеством.

При Царе Алексее Михайловиче считалось Городовых казаков свыше 5000 человек- При передвижении русской границы к окраинам многие из них не захотели расстаться с казачьим званием и переселялись на новые места, другая же часть, дорожившая оседлостью, понемногу сливались с другими сословиями Московского государства и совершенно исчезла уже в царствование Петра Великого.

Городовые казаки жили при порученных им по охране городах в особых слободах, называемых „казачьими”; в таких же слободах с названием „стрелецких” селились и стрельцы, составленные из русских ратных людей и имевшие так же, как и казаки, наследственные права военного сословия.

После погрома на Волге вольного казачества, грабившего караваны, царскими войсками под начальством посланного Царем Иоанном Грозным стольника Мурашкина в 1577 году, многие атаманы казачьи рассеялись по всему Поволжью и Приуралью с своими ватагами.

Одна из таких ватаг в 500 казаков Донских, Волгских и Малороссийских под предводительством Ермака поднялась вверх по Волге и осела на городовую службу у богатых полунезависимых купцов Строгоновых в их городках: Канкоре, Орлове, Кай-городке, Нижне-Чусовом, Верхне-Чусовом и других. Неся тяжелую охранную службу, эти казаки в 1581 году отличились в кровопролитном бою с вогулами и остяками, которые под предводительством своего мурзы Бегулия напали на Строгоновские поселения с целью грабежа, причем мурзу взяли в плен, его скопища истребили и прогнали.

Покорение  Сибири Ермаком. В.Суриков

В том же году Ермак с своими казаками отправился на новые завоевания в неизвестные тогда Сибирские страны. Перевалив Уральский хребет и наголову разбив сибирского царя Кучума, казаки захватили главный его город Сибирь или Искер, где и утвердились. С этого пункта они стали производить частые набеги по окрестностям, покоряя инородцев и собирая с них обильную дань. Впрочем, дальновидный Ермак совершенно основательно предполагал, что такой порядок не мог долго продолжаться и рано или поздно им всем придется погибнуть от сплотившихся инородцев, в массах которых горсть казаков казалась крупицей. Поэтому, в Москву было снаряжено казаками посольство бить челом новозавоеванной землей и просить подкреплений.

Царь Иоанн Грозный, обрадованный присоединением Сибири, простил Ермаку и его казакам все старые вины, пожаловал его Сибирским князем, сделал правителем новой земли и послал ему на помощь отряд стрельцов.

В 1584 году в битве с татарами небольшой отряд Ермака был перебит, а он сам, спасаясь, бросился в реку Иртышь при устье реки Ваги и утонул.

После смерти Ермака остатки его дружины, находившиеся в Искере, бросили город, сели в струга и отплыли вниз по Иртышу на реку Обь, где и основали Обский городок. Затем с помощью присылаемых из Москвы стрельцов казаки стали понемногу подвигаться на восток, покоряя под власть Белого Царя все новые страны и воздвигая на своем победном пути новые города.

Все покорение Сибири совершилось в 60 лет, причем производилось путем постройки в глухих местах деревянных острожков, населявшихся казаками и служивших опорными пунктами. Эти остроги потом превращались в крепости, а затем в города, куда устремлялось вслед за казаками пестрое разноплеменное и разношерстное население из Московской Руси.

Так, в 1587 году был построен Тобольск, в 1594 году – Тара, в 1604 году – город Томск, в 1617 году – Кузнецк, в 1619 г. – Енисейск, в 1628 – Красноярск, в 1632 – Якутск, в 1652 году – Иркутск и так далее.

Продвигаясь все далее и далее на восток, потомки Ермака, усиленные ссылаемыми в Сибирь Малороссийскими и другими казаками, а также стрельцами и туземными дикими племенами, дошли до Амура, где выдержали долгую и упорную борьбу с китайцами за обладание краем, окончившуюся в 1723 году заключенным с Китаем договором Русского правительства.

Для охраны Забайкалья от монголов и китайцев был по границе устроен ряд укреплений, заселенных Сибирскими казаками, местными инородцами и охочими людьми, сделавшимися таким образом городовыми казаками.

Все они в разное время вошли в состав различных казачьих Войск и служат, как и их предки, на славу Великой России.

В настоящее время из Городовых казаков сохранились лишь Якутские и Камчатские, составляющие Якутский городовой казачий полк и Камчатскую городовую казачью команду. Эти казаки несут по преимуществу полицейскую службу, а также отправляют почтовую гоньбу по необъятным Сибирским Приокеанским равнинам.

Волна городового казачества, имея зародышем Рязанских удальцов, докатилась до самых берегов Тихого океана, присоединив к России превосходящий ее по величине в три с половиной раза богатейший в мире край.

Личный состав Городовых казаков сложился из очень разнообразных элементов, начало которым и традиции дало старинное рязанское казачество, а впоследствии оживлялось притоком Донских, Малороссийских и Волжских вольных казаков, по разным причинам попадавших в далекую Сибирь. К этому основному казачьему ядру в большом числе присоединялись в разное время стрельцы, боярские дети, ссыльные, крестьяне, татары, калмыки, тунгусы, буряты, монголы, якуты и другие Сибирские инородцы.

Всех их переработало могучее духом основное казачество, потомки вольных воинственных черкас, вдохнуло в них казачью душу, усыновило и сделало истыми доблестными казаками, глубоко гордящимися казачьим званием и совершенно забывшими о своем происхождении.

С.Азъ


В начало страницы

На главную страницу сайта