Евграф Савельев

Племенной и общественный состав казачества.

(исторические наброски)


Донские областные ведомости № 176/14.08.1913 г. стр. 2-3-4

ХХІ.

Астраханское казачье Войско.

Покончив с описанием угаснувших и уничтоженных казачьих Войск, послуживших в свое время резервом для современных, и рассчитывая в конце очерков вернуться к рассмотренным уже Донскому и Уральскому казачьим Войскам, этим, можно сказать, единственным – сохранившим в более чистом виде казачество – общинам, перейдем к подробному рассмотрению состава и порядка образования существующих ныне казачьих общин, частью собранных правительством из самого разнообразного люда, частью образовавшихся, опять-таки с помощью правительства, из коренного ядра, к которому были прибавлены властью государственной переселенцы из других казачеств и люди разных сословий.

В первую голову обратим внимание на расположенное по нижнему течению могучей русской реки Волги в 16 станицах Астраханское казачье Войско.

Начало свое Астраханские казаки получили от старинных Волжских казаков, которые еще задолго до царствования Грозного хозяйничали по Волге и ее притокам, грабя караваны торговых судов и пользуясь откупом за право проезда с различных путешественников, решавшихся в те опасные времена пускаться в дальнюю дорогу.

В те времена Волга была почти на всем своем течении удалена от русских пределов, протекая то в девственных пустынных местах, то минуя богатые татарские города. Почти от самой старинной Твери уже опасно было судам пускаться в плавание по Волге к низу. На месте теперешнего богатого и торгового губернского города Нижнего в ту эпоху стояла мордовская крепость, представлявшая из себя передовой оплот сильного Мордовского царства, занимавшего всю Нижнегородскую и части Самарской, Пензенской и Рязанской теперешних губерний. Ниже, на реке Суре, обитали племена монгольского происхождения – Чуваши, а еще ниже на самой Волге расположился неприступный и богатейший город татар Казань, где всегда томились тысячи славянских пленников, продаваемых и покупаемых, как вещи, на Казанских базарах.

При самом устьи Волги, разделенном бесчисленными рукавами, находилась еще более богатая Астрахань, столица Астраханского царства, по древнему прозвищу Атель. Благодаря своему выгодному в географическом и торговом отношениях месту, Астрахань обладала огромными богатствами и служила центральным рынком для рабов, поступавших сюда из всех восточных и западных близ лежащих стран.

Астрахань в конце ХІХ века

Волжские казаки, живя среди многочисленных опасностей от татар, вдали от единоверного Московского царства, часто соединялись для своих губительных набегов с Донцами, Гребенцами и Яицкими казаками, нападали на татарские селения, брали ясырь, т.е. плен для обмена на своих, попавших в неволю к басурманам, и нередко уводили татарских женщин, на которых впоследствии женились по христианскому обряду. Жили казаки того времени в дремучих лесах, окружавших Волгу, и предпочитали действовать на воде – в лодках и дубах. Постоянных мест жительства не имели, а останавливались временными станами „по-разбойничьи”.

Когда Иоанн Грозный предпринял покорение Казани и потерпел на первый раз, как то известно из истории, неудачу, казаки, жившие по Волге, предложили свои услуги Московскому Грозному Царю и, так как в совершенстве знали казанцев и все жившие по Волге племена, то и были приняты охотно в состав войск, отправившихся походом под казанские стены для второй экспедиции. Казаки эти составили особый полк в царской армии и даже, судя по преданию, подали мысль взорвать подкопом городские стены, причем ревностно участвовали в земляных работах.

Далее, как повествует песня, когда грянул страшный взрыв и часть казанской стены рассыпалась, в открывшийся проход бросились казаки, а за ними и царские войска. Казаки были передовыми, потому что многие из них в прежние времена попадали в Казань в качестве пленных, а кроме того, вероятно, приезжали и торговать награбленным добром.

После взятия Казани в скором времени, таким же образом, с помощью казаков была покорена и Астрахань, служившая ключом к Каспийскому или, как тогда его называли, Хвалынскому морю. Первоначальный гарнизон Астрахани составили Волжские казаки и малая часть царских стрельцов, впоследствии совершенно слившаяся с казаками.

Московское правительство, конечно, не могло допустить свободного разбоя по Волге, до которого так падки были казаки, и с целью прекращения своевольства послало, как уже упоминалось, особое войско разогнать разбойников и очистить Волжские берега. Казакам волею-неволею пришлось искать спасения, причем одни из них уплыли с Ермаком и Нечаем, а оставшиеся поселились при Астрахани, Самаре, Казани и в разных пунктах Поволжья. Эти казаки и стали называться Волгскими, неся царскую службу.

Казаки эти были большей частью обращены в городовые и названы по тем городам, гарнизон которых они составляли. На помощь им из внутренних русских городов, уже потерявших значение пограничных крепостей, были переселены также городовые казаки и конные стрельцы, переведенные вскоре на казачью службу и соединившиеся с казачьей средой в общую семью.

Во время бунта Стеньки Разина Астраханские казаки целиком вошли в состав полчищ знаменитого авантюриста, сопутствовали ему в походах по Волге и разделили печальную участь сражения под Симбирском, где Степан Разин был разбит царскими войсками.

По окончании восстания, когда казнили тысячами и даже десятками тысяч приставших к Разину мятежников, многие из Астраханских казаков заплатили жизнью за увлечение воинственными замыслами честолюбивого Разина и после того долго жили мирно; усердно несли государеву службу, действуя главным образом против заволжских кочевников, угрожавших набегами русской земле.

Постоянные разъезды по безлюдным степям, ночевки в виду хитрого неприятеля и частые стычки с ловкими наездниками сделали Астраханских казаков закаленными, опытными воинами. Вместе с тем Астраханцы крайне враждебно относились к новшествам, последнее качество, идущее в разрез с тогдашней программой государственной власти, чуть было окончательно не погубило Астраханское казачество и во всяком случае надолго заставило стушеваться его потомков.

Во время крутого царствования Великого Петра, среди астраханских стрельцов, составлявших многочисленный гарнизон Астрахани, все упорнее и упорнее стали носится слухи о превращении их, а потом и казаков в регулярство,

Донские областные ведомости № 176/14.08.1913 г. стр. 3

сопряженное, по понятием того времени, с обязательным бритьем бороды, курением табака и отречением от старой веры.

Скоро волнения приняли характер настоящего бунта, к которому примкнули и Астраханские казаки.

Петр Великий, не любивший шутить с мятежниками и не церемонившийся в применении крайних мер, приказал перевешать 12 000 стрельцов по большой дороге от Астрахани до Москвы, а казаков, собравши в особый 800-ный полк, отправил в суровую снежную Финляндию на войну. Было тайно приказано употреблять Астраханских казаков на самые опасные места и поручать им наиболее рискованные разведки и нападения. Результатом было то, что из командированных в наказание за бунт на войну без очереди казаков никто почти не вернулся на Волгу; все погибли в снегах далекой Финляндии, искупив перед царем свою вину горячей казачьей кровью и пользой отечеству.

Семьи погибших казаков и незначительное число оставшихся на Волге, уже в 1750 г. было приказано выселить из города Астрахани в особую слободу.

Выселенные казаки основали недалеко от Астрахани Козачебугровскую станицу, послужившую основанием будущему Астраханскому казачьему Войску.

Еще ранее того, в 1737 году, правительство, нуждаясь в легкой коннице для Астраханской губернии, учредило особую команду, состоявшую из казаков, крещенных калмыков и стрелецких детей. Команда разделялась на три сотни и находилась в ведении астраханского губернатора, который мог употреблять ее на всякие административные надобности. Впрочем, главную службу составляла почтовая гоньба и конвоирование арестантов, что было тогда делом крайне тяжелым и опасным. Поэтому многие калмыки не выдерживали такой службы и бежали, ослабляя и без того малочисленный комплект команды.

Тогда правительство, желая придать Астраханским казакам более совершенную и твердую организацию, упразднило в 1750 году команду и сформировало отдельный конный казачий полк в 5 сотен, причем для комплектования полка, кроме станицы Козачебугровской, привлекло к отбыванию в нем службы остатки переведенного на Кавказ Волского Войска, а также причислило к Астраханским казакам пожелавших обратиться в казачье звание крещенных татар, калмыков, стрелецких детей и разночинцев. Кроме того, к казакам причислилось несколько семейств отставных солдат.

Все это население Астраханского полка распределилось таким образом по основанным поселенцами станицам:

Потомки старых Астраханцев – в станице Козачебугровской.

Казачебугровская станица 1903 г.

Остатки Волгского казачьего Войска – в Александровской слободке, впоследствии Александровской или Суводской станице, и на речке Пичуге в Красноглинской или впоследствии Пичужинской станице.

Калмыки – в Лебяжинской и Замьяновской станицах.

Татары и разночинцы – в станицах Косикинской, Ветлянинской, Грачевской, Копановской, Сероглазинской и Атаманской.

Копановская станица 1910   г.

Копановская станица. Общий вид 1910 год

В 1777 году все проживающие в пределах полкового поселения казаки были подчинены командиру полка майору Попову, который вполне самостоятельно распоряжался их внутренним бытом и устройством, сам в свою очередь подчиняясь в порядке службы астраханскому губернатору.

К 1786 году число Астраханских казаков значительно увеличилось с присоединением к ним сведенных в особые команды казаков, живших при городах: Красном Яру, Черном Яру и Енотаевске.

К 1798 году всего Астраханских казаков числилось свыше 5 000 душ обоего пола, причем на службу они выставляли более 700 казаков. Каждый казак получил в пользование около 15 десятин удобной земли, а офицеры и старшины – по 60 десятин.

В 1881 году, кроме казаков, в Астраханском казачьем полку и командах отбывали службу и калмыки Дербетовской орды в количестве свыше 700 служилых калмыков. Главная служба казаков и калмыков протекала в болотистых низовьях Волги, зараженных всевозможными болезнями и прежде всего смертельной лихорадкой, косившей безжалостно людей, непривыкших к климату.

В этих пустынных и неприглядных камышах казаки проводили большую часть года, сторожа проходные пункты, через которые всего скорее можно было ожидать движения  разбойничих киргизских шаек и партий контрабандистов.

В этот период времени казаки подчинялись в военном отношении Кавказскому инспектору, а непосредственно своему командиру полка, игравшему в казачьей среде роль наказного атамана с ограниченными правами.

Кроме зачисленных в 1804 году в состав Астраханского казачьего полка 235 Волгских казаков, оставшихся каким-то образом от переселения на Кавказ в родных местах, нередко случалось, что переведенные уже бывшие Волгские казаки, зачисленные в Моздокский казачий полк на Кавказе, тосковали по родине и, не в силах сдержаться, бежали с Кавказа в Астрахань и на Волгу, где зачислялись в состав Астраханского казачьего полка.

Астраханское начальство и командир полка, несмотря на явное противоречие взглядам высшего правительства, охотно принимали в полк беглецов Волгцев, так как постоянно нуждались в казаках. Заводилась бесконечная переписка между Астраханским губернатором и командиром Моздокского полка, часто кончавшаяся в пользу беглецов. Наконец правительство в 1804 году окончательно зачислило всех беглых из Моздокского полка в состав Астраханских казаков.

В течение своей кордонной службы Астраханские казаки переходили попеременно то в ведение гражданских властей, то в ведение военных. Первое происходило по ходатайству гражданской власти перед правительством по недостатке в обширном Астраханском крае полицейской силы, которую заменяли казаки, передаваемые в таких случаях в распоряжение губернатора; когда же результатом гражданского управления являлись упущения в полковом хозяйстве, нарушения воинской дисциплины и ослабления воинских понятий в казаках, правительство, заботясь о поддержании в казаках воинственного облика, отбирало Астраханский полк из заведования губернскими властями и назначало его под команду военного строевого генерала, начальника регулярной части войск, стоявших в Астрахани.

Так происходило до 1817 года, когда по воле Государя Императора Александра Павловича были произведены в управлении и в штатах Астраханских конных частей значительные изменения.

Казачий Астраханский полк с причисленными к нему командами и поселениями бывших Волгских казаков был переименован в Астраханское казачье Войско, которым назначено управлять войсковому атаману  при помощи организованной по примеру Донского Войска войсковой канцелярии, в которой войсковой атаман являлся председательствующим лицом.

Канцелярия состояла из 1 непременного члена и трех асессоров,

Донские областные ведомости № 176/14.08.1913 г. стр. 4

выбиравшихся на три года из среды войскового сословия, к которому по смыслу реформы должен был принадлежать и войсковой атаман.

Однако, первым и последним войсковым атаманом из числа Астраханских казаков был войсковой старшина Скворцов. Все последующие войсковые атаманы назначались уже из среды регулярных офицеров Кавказского корпуса.

Как видно из исторических источников, такому порядку вещей много содействовало подчинение всего новообразованного Войска начальнику пехотной дивизии, расположенной на Кавказе.

Устроенное таким образом Астраханское казачье Войско обязывалось выставлять на полевую службу три полка по пять сотен в каждой.

Увеличение наряда потребовало усиления количества комплектующего Войско казачьего населения, почему правительство, строго следя за тем, чтобы в состав Астраханского Войска не попадало крестьян, поощряло принятие в казачье сословие калмыков, татар и киргизов.

Кизлярский и астраханский казаки 1773 г.Благодаря этому последнему распоряжению, ряды Войска значительно пополнились выходцами монгольского происхождения, которые уже в силу исторического своего существования сроднились с конной службой и обращением с холодным оружием.

Итак, Астраханское казачье Войско выставляло на службу с 1817 года три пятисотенных конных полка, имея в каждом по 12 офицеров, 11 писарей и урядников и 550 двуконных казаков; кроме того была учреждена артиллерия в виде Астраханской казачьей полуроты, состоявшей по штату из 6 орудий и 140 казаков прислуги. Этой полуроте был присвоен № 9-й (в то время всем артиллерийским казачьим частям велась общая нумерация).

Астраханские казачьи полки и артиллерия служили большей частью лишь в пределах губернии, имевшей огромную площадь территории и населенную самыми разнообразными кочевниками, всегда проявлявшими склонность к грабежу. Лишь в 1823 году был для усиления Войск кавказского корпуса отправлен на Кавказ Астраханский казачий полк, который, прослужив там до 1831 года, по распоряжению правительства был снова отправлен в Астраханскую губернию на прежнюю службу.

К 1825 году Астраханских казаков обоего пола и всех возрастов числилось свыше 10 540 душ. Войско выставляло на службу всего 1 947 казаков, из которых на действительной службе в полках и артиллерии состояло 1 153 казака и только 794 казака служилого разряда пользовались отдыхом дома.

В царствовании Императора Николая Павловича, благодаря некоторым местным условиям и расширению русского господства, кордонная служба Астраханских казаков была несколько облегчена. За тот же период к составу Войска были причислены в незначительном количестве казенные крестьяне, мещане и однодворцы, после чего было Высочайше запрещено принимать в войсковое сословие новых переселенцев, кроме калмыков и татар. Такая мера была вызвана молоземельем Астраханского Войска. Тогда же было обращено внимание на положение войсковых чиновников, которым стали отводиться за службу земельные участки; впрочем, эти участки запрещалось назначать в потомственное владение и даже в некоторых случаях в пожизненное; ими пользовались лишь как вознаграждением за службу, отправляемую фактически.

В 1832 году Астраханское казачье Войско было изъято из ведения кавказского начальства и передано в подчинение Астраханскому военному губернатору, который в военном отношении исполнял распоряжения командира Кавказского корпуса. Внутреннее управление делами Войска было поручено наказному атаману, управляющему посредством расширенной несколько против прежнего войсковой канцелярии. Наказный атаман приравнивался по положению к гражданскому губернатору, а войсковое правление – к губернскому.

Права и обязанности станичной администрации приравнивались к заведенному порядку управления в Донском Войске.

К 1856 году в Астраханском Войске считалось населения обоего пола войскового сословия 17 076 душ, а иногородних проживало по станицам лишь около 1 000 душ обоего пола. Войско выставляло в служилом составе 2 608 казаков и офицеров, из которых на действительной службе числилось 1 558 человек.

Генерал Астраханского Казачьего Войска в городской воскресной формеВ 1861 году управление Астраханским казачьим Войском было изъято из ведения Астраханского военного губернатора и централизовано в Военном министерстве.

В 1864 году Астраханское Войско подчинено непосредственно командующему Войсками Казанского военного округа, причем во внутреннем его управлении последовали нововведения. Так, при полка с полковыми правлениями были упразднены, а также и артиллерия. Казаки стали выставлять всего один конный полк. Вся территория Войска разделена на два военных отдела, поступивших в управление начальников отделов.

С 1880 года должность наказного атамана была соединена с должностью Астраханского губернатора, что существует и в настоящее время.

К 1881 году в Астраханском казачьем Войске считалось населения войскового сословия обоего пола свыше 23 000 душ. Войско выставляло казаков служилого состава 48 офицеров и 3 500 казаков, из числа которых на действительной службе числилось, кроме офицеров, 715 казаков. Войско обязано было в военное время выставлять на службу три конных полка по 4 сотни в каждом.

В 1890 году после целого ряда последовательных улучшений во внутреннем и военном устройстве была, между прочим, расширена власть наказного атамана, которому были даны права начальника дивизии.Герб астраханского войска

В 1894 году в Астраханском Войске числилось войскового сословия обоего пола 27 000 душ, дававших казаков служилого состава 4 099 человек и 52 офицера. Из этого числа на действительной службе состояло 34 офицера и 518 казаков, несших службу в четырех-сотенном конном полку.

Таким образом, из приведенного видно, что Астраханское казачье Войско главным образом составилось из природных казаков, к которым в продолжительный период времени, дававший полную возможность к окончательному слиянию, были присоединяемы преимущественно природные наездники, – калмыки, татары и киргизы, незначительное количество крестьян и разночинцев не могло придать Астраханским казакам какого бы то ни было оттенка, тем более, что поселилось оно по большей части в ее определенных станицах Войска.

Астраханские казаки честно и самоотверженно служили престолу в последнюю смуту наравне с прочими казачьими Войсками и за свои прошлую и настоящую службу вполне достойны высокой Монаршей милости, – пополнять ряды лейб-гвардии Сводно-Казачьего полка, охраняющего в столице наряду с прочей гвардией священную Особу Державного Вождя русской армии.

С.Азъ


В начало страницы

На главную страницу сайта