Евграф Савельев

Племенной и общественный состав казачества.

(исторические наброски)


Донские областные ведомости № 180/20.08.1913 г. стр. 2-3-4-5

ХХІІ.

Рязанские казаки – Гребенские казаки. Терское казачество. Аграханское Войско. Терско-Кизлярское Войско. Хоперский полк.

Первое появление казаков на Кавказе теряется в седой древности. По крайней мере, есть много оснований думать, что предки их, составлявшие часть многолюдного племени Азов или Узов, оттесненные волной монгольского нашествия, из родных равнин, укрылись на Кавказских неприступных гребнях гор и поселились там навсегда. Что древние Черкасы были христианами, указывает и чеченская легенда о Кара-Иване (Черном Иване), под видом которого на самом деле скрывается целое воинственное племя. Племя это в лице „сына Кара-Ивана – молодого Ураза” (то есть, небольшой отрасли племени) вошло в сношения с своими сородичами на Дону и Рязани, чем и объясняется уверенное переселение Рязанских казаков на Кавказ после завоевания Москвой Рязанского княжества.

Чеченцы рассказывают, что Кара-Иван жил на реке Сунже, впадающей в Терек, на самом Тереке занял места при бродах через реку и брал за перевоз плату. Он был воинственен и силен, и горские народы не могли с ним справиться; когда же озлобленные горцы собирались против него большими силами, Кара-Иван искусно прятался от врагов в диких зарослях и ущельях гор, улучшая удобный момент для нападений. У Кара-Ивана был сын, которого звали Ураз. Сын этот собрал храбрую дружину и с нею отправился на север, (то есть к казакам Донским и Рязанским); он не возвратился более в родные места.

Если читатель сравнит эту легенду с старыми казачьими преданиями и с описаниями историков, то найдет много интересного. Действительно, старинные казаки селились большей частью при бродах и всегда держали на откупе переправы (сравнить с казачьей песней о „перевозчичках”), при неравных силах казаки, всегда благоразумные и осторожные, редко вступали в бой; они никогда не жаждали кровопролития, и если сражались, то лишь с строго обдуманной практической целью, старательно взвешивая последствия. Способность же укрыться от взоров неприятеля и до сих пор сохранилась у казаков в изумительной степени, причем, прячась, казаки каждую минуту готовы с сокрушительной энергией налететь на врага.

Интересно также и то обстоятельство, что древние казаки грабили и разоряли на Кавказе только чеченцев и других народцев тюркского происхождения, своих же, правда отдаленных, сородичей – Кабардинцев и Грузин – не трогали, находились с ними в дружбе, роднились браками и воевали плечо с плечом против врагов. Заслуживает также внимания и то обстоятельство, что Кабардинцы в старину назывались Пятигорскими Черкасами (потому что жили на пяти горах: Беш-тау, Машуке, Верблюжей, Змеиной и Развале), исповедовали православную веру и по обычаям и типу лица имели много общего с Запорожцами. Даже в самом языке, очевидно, потерпевшем много изменений, часто попадаются слова, особенно военного обихода, очень похожие на классические Запорожские выражения.

В 1520 году Москва, окрепнув от разорительного и унизительного татарского рабства, начала завоевательную политику по отношению соседних княжеств и покорила, между прочим, своей власти обширное и вольное Рязанское княжество, населенное в южной части преимущественно казаками, потомками оттесненных с Дона на север татарскими полчищами Черкас.

Казаки эти наиболее густо селились в местности, называемой Червленным Яром, и, видимо, находились в постоянном общении с Донцами, Гребенцами и Волжцами, с которыми нередко соединялись для речных и даже морских разбоев.

Женщина в праздничном костюме Касимовского уездаУдивительно, что население теперешней Рязанской губернии, находящейся от Москвы всего в 200 верстах, сохранило до сих пор резкие особенности в говоре, обычаях, одежде и быте, не в пример соседним губерниям, совершенно слившимся в одно целое с москвичами. В песнях рязанцев, некоторых обычаях и особенно в фамилиях наблюдается удивительное сходство с Донцами и Гребенцами. Это обстоятельство тем более поразительно, что между Рязанью и Доном, не говоря уже про Кавказ, лежат целых две губернии, население которых ничего общего, по приведенным признакам, не имеет с казаками.

Из этого можно смело вывести заключение, что древнее население Рязани главным образом состояло из казаков, известных впоследствии под именем Рязанских.

Казачество не могло примириться с подчинением княжества Москве, как в силу воинского самолюбия, так и по причине немедленного разрушения старых порядков и заведения новых, несовместных с обычаями народа.

Поэтому, решив бросить свои пепелища, пожитки, а некоторые даже семейства, часть Рязанских казаков, преимущественно из Червленного Яра пробралась на Волгу и по ее течению спустилась на низ, минуя татарские города Казань и Астрахань, после чего выплыла на Каспийское, или как тогда его звали, Хвалынское море. Держась морского берега, казаки скоро достигли устья Терека, поднялись по реке вверх на 150 верст и соединившись с коренными обитателями гребней – Кабардинцами, Черкасами и Кумыками, осели прочно на Кавказе, построив по старому обычаю укрепленные городки, развалины которых видны и до настоящего времени по левому берегу Терека.

Впрочем, сделавшись гребенскими казаками, Рязанцы не могли забыть своих родных мест и их всегда тянуло к единоверному Московскому государству, завладевшему старой Рязанью. Переселенцы постоянно поддерживали связь с Донцами и особенно с Волжцами, а через них – и с Москвой.

В то же время казаки без зазрения совести разбойничали по Каспийскому морю, пряча добычу в неприступных горских гнездах и наводя панический ужас на татар, лишенных даже возможности защищаться от внезапного налета отчаянно храбрых и ловких ушкуйников-казаков.

Так, по всем вероятиям, в 1550 году казаками была взята и основательно разграблена

Донские областные ведомости № 180/20.08.1913 г. стр. 3

богатая Астрахань, о чем свидетельствует собственноручное письмо турецкого султана к ногайцам. Удержать долго за собой этот город так же, как и наши Донцы под Азовом, казаки не имели сил и потому, вывезя, сколько было можно добычи и разорив, что могли, они покинули Астрахань и скрылись в своих Гребнях, притихнув на некоторое время.

Казаки много рассказывали своим друзьям кабардинцам и кумыкам о силе и богатстве Московского Белого Царя и о том, что он – единственный защитник христианской веры. Рассказы эти производили на горцев большое впечатление, а так как в то время они начали терпеть большие притеснения от соседей магометан, то мало-по-мало и решились под руководством казаков искать защиты и справедливости у прославленного Белого Царя.

Так, в 1552 году явились в Москву с просьбой о принятии в русское подданство князья Жаннейские с Северного Кавказа, а в 1555 году было снаряжено настоящее большое посольство от Пятигорских Черкас (то есть Кабардинцев) и от Тюменьского княжества. В состав этого посольства вошли многие Гребенские атаманы и казаки. Посольство прибыло после долгого и трудного пути в Москву, было милостиво принято Грозным Царем, пожаловавшим казакам реку Терек с притоками и потеклинками и принявшим в свое подданство Пятигорских Черкас и Гребенских казаков.

В следующем году пала взятая казаками и царскими стрельцами и окончательно покоренная Москвою Астрахань, после чего по Волге открылся свободный путь торговым людям из Москвы на восток. Вместе с этим многие удалые казацкие головы стали частенько предпринимать набеги на торговые караваны и тем нарушать правильную торговлю, дававшую немалые доходы казне. Главную роль здесь играли конечно, казаки Волжские, к которым приставали и Донцы, и Гребенцы, остававшиеся еще на прежних местах Рязанцы, и казаки Яицкие. Особенно большое развитие разбои получили при известном атамане Ермаке, который навел такой страх на купцов, объединив под своим атаманством все волжские казачьи шайки, что почти совершенно прекратил сношения Москвы с Астраханью. Тогда, чтобы положить конец разбоям Царь послал на Волгу сильную стрелецкую рать под начальством стольника Мурашкина, который с успехом выполнил возложенное на него Царем поручение, разбил и рассеял во все стороны казачьи ватаги и очистил Волгу от разбойников. Ермак принужден был уплыть на север к Строгоновым, атаман Нечай основался в Яицком городке. Волжские казаки спаслись в своих непроходимых лесах, где у них были станы. Донцы рекою Иловлею скрылись на Дон, а некоторые Гребенцы с Рязанцами и разными вольными людьми, бросившись вниз по Волге, тайно прошли мимо Астрахани и выплыли в Каспийское море. Проблуждав по морю, они с трудом достигли устья Терека, где пристали и высадились. Казаками предводил атаман Андрей, Рязанский казак. Он был, видимо, человеком умным и находчивым и задумал основать из своей ватаги на Тереке поселение навсегда. Он сумел войти в дружелюбные отношения с Кумыками и поселился с казаками в их области на берегу реки Акташа в основанной им Андреевской деревне, причем многие казаки поженились на сестрах и дочерях Кумыков и таким образом с ними породнились.

Кавказ в ХVІ – первой половине ХVІІ в.

Кавказ в ХVІ – первой половине ХVІІ в.

Увеличить рисунок

В 1560 году на Тереке появилась русская рать, посланная Грозным Царем для помощи Кабардинцам против притеснявшего их Дагестанского властителя Шамхала Тарковского. Вместе с ратью пришли и казаки Волжские и Яицкие, которые частью после похода вернулись на свои места, частью остались в качестве городовых казаков в построенном воеводою укреплении.

Когда в 1561 году Иоанн Грозный женился на дочери Кабардинского князя Гуаши Темрюковне, его симпатии к Кавказу значительно усилились и он послал туда для защиты своего зятя Темрюка особое войско в 1563 году, состоявшее из 500 стрельцов под командой воеводы Плещеева.

Плещеев, прибыв к царскому зятю князю Темрюку Айдаровичу в Кабарду, построил при впадении реки Сунжи в Терек первый русский городок на Кавказе Терку и остался в ней гарнизоном.

Впрочем, русское оружие прочного успеха на Кавказе не имело, и вследствие нерешительности воеводы, построившего Терку, городок был оставлен русскими войсками, удалившимися с Кавказа.

В 1571 году сильная русская рать с многими артиллерийскими припасами снова появилась на Кавказе и по близости бывшей крепости в том же устье Сунжи был построен новый городок Терка.

Удержать этого места русским не удалось, так как турецкий султан настойчиво требовал ухода русских с Кавказа, а Царь Грозный, по непонятной слабости, ему уступил и приказал воеводе очистить городок.

Но и туркам также не удалось завладеть Теркой; в ней засели на свой риск и страх вольные казаки с Волги и Гребней и отстояли городок от неприятелей. Отсюда казаки производили свои разорительные набеги.

Терек. Устье р. Сунжи

Терек. Устье р. Сунжи

Увеличить рисунок

Так продолжалось до 1588 года, когда в четвертый раз пришли на Терек царские войска и снова построили в низовьях Терека у моря город Терку, где и окончательно утвердилось русское господство.

Таким образом, к царствованию Михаила Феодоровича на Кавказе образовались два самостоятельных вольных казачества, – Гребенское, издавна живущее по Гребням, и Терское, обселившееся при городке Терки и при морском устье Терека.

К 1606 году Терских казаков насчитывается уже до 4 000 душ, причем они часто выказывают неповиновение царским воеводам, требуют жалованья, угрожают перейти на службу к персидскому шаху и в конце концов, собравшись всем войском, решают итти на Москву с самозванным царевичем Петром, роль которого взял на себя беглый крестьянин из Мурома Илья Коровин, или попросту Илейка. Пройдя мимо Астрахани и поднявшись вверх по Волге, подступили они к Москве, где, смешавшись с Донцами и другими казаками, приняли общее участие в смуте. По окончании мятежа и смуты многие казаки возвратились на свои места и снова повели полную приключений и опасностей ратную жизнь, отстаивая царские крепости и свои городки от натиска горцев и персов.

В 1651 году для связи города Терки с Гребенскими

Донские областные ведомости № 180/20.08.1913 г. стр. 4

городками был построен острог на Сунже, вскоре, впрочем, разоренный через два года горскими народами.

Гребенские казаки поселились пятью городками, претерпевшими впоследствии тягости переселения: Червленым, названным так по памяти о Червленом Яре, Старо-Гладковским, Ново-Гладковским, Курдюковским и Щедринским.

Терские казаки, усиленные выходцами с Дона, Яика, Волги, Малороссии и Польши, укрепились на морском берегу, и главным поселением их был Трехстенный городок, из которого в 1668 году вследствие большого наводнения все Терское Войско было переселено на реку Копай, где основало Старый городок.

В 1707 году на Старый городок напал пришедший с Кубани султан Каиб, но, храбро отраженный казаками, потерпел неудачу, сам попался им в плен, а войско его было рассеяно и побито. Но и сами защитники городка сильно пострадали и людьми и имуществом, почему переселились на морской берег в редут князя Бековича-Черкасского.

В 1712 году Гребенцы, которых сильно теснили Кумыки и Чеченцы, по предложению воеводы Апраксина бросили свои прежние поселения и перешли с гребней на правый берег Терека, где и осели вышепоименованными пятью станицами.

В 1716 году Гребенцы, часть Терцев, Яицких казаков и Волгцев приняли участие в знаменитом походе на Хиву князя Бековича Черкасского, причем в числе погибших злой смертью членов экспедиции было до 500 Гребенцов.

В 1722 году Император Петр Великий, прибыв лично на Кавказ, признал за нужное построить на реке Аграхани крепость для обороны учрежденной Сулакской линии. Крепость была построена и названа крепостью Святого Креста. Кроме регулярного гарнизона в ее окрестности были переселены остатки Терских казаков, 1 000 семейств с Дона и некоторые инородцы Кавказа. Новое Войско было названо Аграханским и разместилось в пяти станицах, выставляя на службу 500 конных и 300 пеших казаков, управлявшихся головами, переименованными в скором времени по указу Петра Великого в ротмистры. Место для Аграханского Войска было выбрано очень неудачно, как по стратегическому положению, так и по климату, насыщенному убийственной лихорадкой. Аграханский полуостров

К 1729 году Аграханское Войско, постоянно тревожимое нападениями горцев, особенно пострадало от лихорадки, которая положительно косила казаков и грозила в самом скором времени обратить войсковую территорию в пустыню.

Наконец, после неудачного мирного трактата с Персией, которой Россия уступила некоторые земли на Кавказе, и в числе их территорию Аграханского Войска, было повелено перевести остатки Аграханского Войска с Сулакской линии на Терек, где и поселить.

В 1735 году была построена новая крепость Кизляр, возле которой и поселились входившие в состав упраздненного Аграханского Войска бывшие Терские казаки, получившие название Терско-Кизлярского Войска и выставлявшие на службу всего 200 казаков. Остальные Аграханцы, из числа уцелевших от лихорадки и войн Донцов, поселились между Кизляром и Гребенскими казаками в трех городках: Дубовском, Каргалинском и Бороздинском. Эти поселенцы выставляли на службу около 400 конных казаков и получили название Терско-Семейного Войска, так как получали пропитание от казны на мужчин и женщин по причине бесплодия почвы в местах поселения.

Кизляр

Кизляр

Терское Семейное и Гребенское Войска управлялись выборными атаманами и прочим войсковым чином, а Кизлярские казаки управлялись атаманом по назначению правительства.

В 1745 году Гребенское и Терское Семейное Войска были соединены в одно Войско – Гребенское и подчинены войсковому атаману Гребенцов. Но это продолжалось лишь до 1755 года, после чего правительство признало более удобным старый порядок разделения на два Войска.

В 1765 году на урочище Мыз-догу, что означает „дремучий лес”, была построена сильная крепость, названная Моздоком. Для усиления гарнизона была образована из Кабардинцев Горская Моздокская команда, а затем в 1770 году с Волги были переведены 517 семейств Волгских казаков и поселены в пяти станицах по берегу Терека от Моздока к Гребенским станицам.

Таким образом составились станицы: Наурская, Мекенская, Галюгаевская, Ищерская и Калиновская.

В то же время с Дона были переведены для артиллерийской прислуги при орудиях 100 семейств Донских казаков, которые затем поселены около Моздокской крепости в Луковской станице и соединены с Горской командой.

Моздокский полк, состоявший из пяти сотен и управлявшийся своим полковым командиром, был впоследствии усилен причислением к нему калмыков, Саратовских казаков милиционной команды, Донцов, казаков Московского легиона, причем была поселена новая станица Стодеревская.

Моздок

Моздок

В 1774 году для заселения открытой набегам кочевников и хищных кавказских горцев территории правительство по проекту князя Потемкина устроило от Моздока до Азова 10 крепостей: Св. Екатерины, Св. Андрея, Св. Павла, Св. Марии, Св. Георгия, Св. Александра, Ставрополь, Донскую Московскую и Владимирскую.

В 1777 году в видах усиления обороны были переселены с Волги остальные Волгские казаки в числе 700 семейств и образовали пять станиц по линии крепостей: Екатериноградскую, Павловскую, Мариинскую, Георгиевскую и Александровскую.

Тогда же был переведен из Новохоперской крепости на линию Хорперский казачий полк, поселившийся от Волгцев к Азову в станицах Северной, Ставропольской, Московской и Донской.

С 1786 года, когда на Кавказе стали появляться русские крестьянские слободы, Астраханское гражданское начальство стало часто вмешиваться во внутренний уклад казачьей жизни- Благодаря тому обстоятельству, что наместник Кавказа за неимением точных, определяющих казачьи права данных, затруднялся препятствовать иногда неуместным распоряжениям астраханского губернского начальства, казачье хозяйство терпело непоправимый ущерб и приходило в упадок.

Кроме того, Кабардинцы, до тех пор жившие с казаками в мире и дружбе, озлобившись захватом своей земли под русские поселения, сделались заклятыми врагами русских и в первую голову казаков,

Донские областные ведомости № 180/20.08.1913 г. стр. 5

что также не могло не отражаться на казачьем благосостоянии.

К 1801 году казачьи Войска на Кавказе состояли из следующих частей и отдельных Войск (Я умышленно пропускаю Черноморское Войско):

1) Терско-Кизлярское – 423 служилых казаков и 191 неслужилых, а всего 614 казаков.

2) Гребенское – 500 служилых казаков и 539 неслужилых, а всего 1 039 казаков.

3) Моздокский полк – 723 конных, 303 пеших и 976 неслужилых, а всего 2 002 казаков.

4) Волгский полк – 544 служилых казака и 753 неслужилых, а всего 1 297 казаков.

5) Хоперский полк – 537 служилых казаков и 698 неслужилых, а всего 1 235 казаков.

6) Кубанский полк – 518 служилых казаков и 610 неслужилых, а всего 1 128 казаков.

7) Горская команда – 56 служилых казаков и 80 неслужилых, а всего 138 казаков.

Всего 3 775 служилых казаков и 3 853 неслужилых, а всего 7 628 казаков.

Кубанский казачий полк образовался из переселенных на Кавказскую линию 1 000 Донских казаков с семействами, которые поселились в станицах: Усть-Лабинской, Прочноокопской, Кавказской, Григориполисской, Темнолесской и Воровсколесской – по среднему течению реки Кубани.

С.Азъ


В начало страницы

На главную страницу сайта