Евграф Савельев

Племенной и общественный состав казачества.

(исторические наброски)


Донские областные ведомости № 253/24.11.1913 г. стр. 2-3-4

ХХХІІІ.

Русское заселение Закубанского края казаками. Кнут и морковка.

В 1855 году население Кавказских казачьих Войск, кроме расположенных по Тереку, представлялось в следующих цифрах.

Черноморское Войско состояло из 87 157 мужчин и 78 957 женщин, всего же 166 114 душ. Из них в служилом разряде состояло 21 944 и на действительной службе находилось 21 944 казаков, следовательно весь строевой разряд находился на службе. Это обстоятельства, очевидно, вызвано было крайним напряжением государственных сил по случаю тяжелой Крымской войны. Черноморское Войско в это время выставило на поле 12 конных полков, 9 пеших пластунских батальонов и 3 конных батареи.

Кавказское линейное Войско было многочисленнее Черноморского. Оно считало к тому же времени в составе своего населения 133 907 мужчин и 127 924 женщин, а всего войскового населения 261 831 душу. Линейцев в строевом разряде числилось 41 845 и из них на действительной службе находилось 27 308 казаков.

Линейное Войско в период Крымской кампании выставило 24 конных полка, 8 конных сотен, 3 пеших пластунских батальона и 3 батареи.

Как уже было упомянуто, часть Запорожцев после разорения Сечи при Екатерине Великой в 1775 году бежала в Турцию, где, приняв подданство, поселилась в устьях Дуная. Но не могли казаки изменить своей родине, не могли искренно служить врагам христианской веры и, несмотря на враждебность по отношению к России, вызванную несправедливым разорением родного гнезда, они втайне тосковали по Украйне, по народу христианскому, по степям привольным.

Когда турки вздумали во время войны с Россией принудить казаков сформировать полк и выступить в поход, то получили совершенно неожиданно категорический отказ. Не согласились казаки ни за что в свете воевать против своих братьев, стоять за „поганых басурман” и туркам волею-неволею пришлось уступить казакам и освободить их от войны. Зато в войнах Турции с другими народами казаки безропотно участвовали и удивляли турок своей удалью и расторопностью. За свои заслуги в войнах казаки получили от султана жалованную грамоту на земли, и этот факт говорит о многом, так как в то время турки были страшные фанатики и ни за что не дали бы „презренной райе”, христианину, какие бы то ни было права.

Но казак никогда не отличался любовью к наживе и султанское пожалование его не подкупило. Он жадно расспрашивал каждого нового беглеца из России о порядках и жизни родного края, и любовь к родине все более и более крепла, заглушая старую обиду.

Наконец, казаки не выдержали и в 1828 году, испросив разрешения у Государя Императора и получив полное опрощение, вернулись в Россию, получили казачье устройство под названием Азовского казачьего Войска и были поселены по берегам Азовского моря, около Бердянска и Мариуполя.

Около 1860 года началось частичное переселение отдельных семейств в Черноморию и Линейное Войско на Кавказ, так как прошли упорные слухи, что правительство решило переселить все Азовское Войско на линию.

Наконец, в 1864 г. окончательно состоялось переселение с помощью правительства Азовцев на Кавказ, причем они основали там станицы: Анапскую, Благовещенскую, Новороссийскую, Абинскую, Ильскую, Хабльскую и Грузинскую.

Около того же времени на Кубань переселяется часть казаков из упраздненного Новороссийского Войска, а также выходцы из Малороссии и Дона, образуя новые станицы. Из них были сформированы новые полки: 2-й Сунженский, 1-й и 2-й Урупские и 3-й Лабинский.

В 1862 году весь передний Кавказ был разделен на области, причем и казачье население, войдя в их границы, по стечению обстоятельств, получило новое устройство и управление. Таким образом, казаки Черноморского и Кавказского Линейного Войск были соединены в оное Войско, получившее название Кубанского, а казаки прочих Кавказских казачьих полков и Войск были присоединены в Терское Войско. Впрочем, военное устройство полков осталось первое время на старых основаниях и лишь центральное управление несколько усложнилось.

Проводя настойчиво политику окончательного покорения Кавказа, правительство поставило главной задачей обессилить и раздробить горцев, не соглашавшихся подчиниться России. Для этой цели было предпринято много попыток отрезать отдельные племена друг от друга и, по возможности, окружить их кольцом штыков.

В 1862 году удалось привести этот замысел в исполнение и стеснить натухайцев и абадзехов, обитавших между реками Белой и Лабою, а через два года после этого и окончательно их покорить, причем пришедшие в отчаяние горцы выселились в Турцию в главных массах, а остальные были переведены за Кубань и поселены между казачьими станицами. Благодаря этому обстоятельству, освободилось много черкесских земель, и правительство решило заселить их казаками, столь необходимыми на Кавказе.

Для этой цели вызывались казаки Донского и других Войск, а также и крестьяне. Но к этим переселениям, происходившим под известным давлением начальства, Донское войско относилось крайне несочувственно, что видно из заявления Военному министру Войскового Наказного Атамана Хомутова, который доносил, что Дону крайне тягостно выделить из своей среды постоянной массы казаков для заселения новых земель.

Но государственная политика выше всего, и правительство, конечно, не могло в угоду отдельной общине жертвовать политическими выгодами. По этому поводу не лишне и поучительно привести здесь ответ Военного министра Атаману Хомутову целиком.

 Хомутов, Милютин „По докладе мне письма Вашего Высокопревосходительства к генерал-лейтенанту Веригину 18 числа прошлого октября № 4899 о той тягости, какую терпят Донцы от налагаемой на них обязанности давать из среды своей переселенцев на Кавказ, считаю нужным уведомить Вас, Милостивый Государь, что правительство вполне знает и ценит жертвы Донцов при исполнении означенной повинности, но не находит никаких средств освободить их от оной по высшим государственным соображениям, а потому мне остается только покорнейше просить Ваше Высокопревосходительство употребить все зависящие от Вас меры для внушения казакам вверенного Вам Войска, что назначенное из среды их переселение на Кавказ есть крайняя государственная необходимость и что ядро русского населения на Кавказе с давних лет составляли их же предки, что на Донцов, как на народ воинственный, правительство надеется более, чем на другие сословия, и что, наконец, льготы и различные от казны пособия с избытком

Донские областные ведомости № 253/24.11.1913 г. стр. 3

удовлетворяют переселенцев в первых их потребностях, а богатство сельских и поземельных угодий на предположенных к их переселению местностях, удостоверяют в полной надежде на совершенное обеспечение их в будущем. Желательно также, чтобы Ваше Высокопревосходительство, по ближайшей известности Вам всех средств Донского края, нашли возможным усилить от Войска воспособление переселяющимся на Кавказ Донцам, дабы этой мерой возбудить в них охоту к переселению и составляющую ныне для Донцов необходимость к оному, обратить мало по малу в добровольное желание”.

Неизвестно, имело ли в желательном направление успех дальнейшее переселение, но на Кубани к 1861 году образовалось до 20 новых станиц, с населением в 3 000, зачисленных в Кубанское Войско казаков.

В этом же году было решено занять освобожденные от горцев земли казачьими поселениями, для этого, по проекту кавказского начальства, приказано переселиться на эти земли целыми станицами всему Хоперскому полку и казакам Ейского округа. Такое переселение было сопряжено с полным разорением, и казаки заупрямились, а затем и совершенно отказались переселяться с насиженных мест. Когда выяснилось действительное положение дела и справедливость притязаний казаков, распоряжение это было отменено Высочайшим рескриптом, данным на имя командовавшего Войсками кавказской линии генерал-адъютанта графа Евдокимова. В этом рескрипте Государь Император, отечески вникая в нужды казаков, в то же время указывает им на преступность непослушания властям, в полной надежде, что они поступили так лишь по неведению. Вот этот знаменательный рескрипт.

Император Александр II„С сожалением известился Я, что указанное главнокомандующим Кавказскою армиею, по воле Моей, начало русского воинственного Заселения предгорий западного Кавказского хребта в нынешним году приостановлено вами. Еще прискорбнее было Мне узнать о неуместных и даже дерзких просьбах, поданных несколькими лицами из среды чиновников бывшего Черноморского казачьего Войска, а также об оказанном со стороны казаков 1-го Хоперского полка, противодействии распоряжениям местного начальства”.

„Привыкши видеть в казаках искренне-преданных слуг Престолу и Отечеству, всегда стремящихся оправдать Монаршия о них попечения и с самоотвержением подвизающихся для чести и славы русского оружия, Я был крайне удивлен таким поведением их и, не допуская возможности, чтобы самим казакам могла прийти даже мысль о преступном ослушании распоряжениям, постановленных над ними и облеченных Моим доверием властей, Я приписываю все случившееся единственно недоразумению их и, быть может, внушениям людей злонамеренных. Поэтому, относя к зачинщикам и подстрекателям всю ответственность за преступные их действия и во внимание к ходатайству генерал-фельдмаршала князя Барятинского, отечески прощаю минутное заблуждение прочих, увлеченных ими, людей в твердой уверенности, что верным и храбрым казакам Кубанского Войска достаточно услышать одно Царское слово, чтобы с обычным им самоотвержением явиться всюду, где присутствие их потребно для пользы государства”.

„Обращаясь за сим к важной и необходимой государственной мере – заселению предгорий Западного Кавказского хребта – и усматривая, что ныне благоприятное для меры время года упущено, Я с сожалением поставлен в необходимость утвердить сделанное, по вашему представлению, распоряжение об отмене на текущий год предположенного переселения станиц І Хоперского и Ставропольского полков и 770 семейств из Ейского округа. Остаюсь, однако, в полном убеждении, что потерянное время будет вознаграждено в будущие годы усиленным исполнением предначертанного плана о русском заселении Закубанского края. Переселение вперед наших линий, конечно, не может не быть тягостным, но это переселение есть жертва, приносимая верноподданными для блага Отечества”.

„Казачье сословие предназначено в государственном быту для того, чтобы оберегать границы Империи, прилегающие к враждебным и неблагоустроенным племенам и заселять отнимаемые у них земли.”

„В продолжение почти целого столетия казачьего Войска, бывшие Черноморское и Кавказское линейное, с помощью Донских и Малороссийских казаков, дружно действовали для покорения враждебных племен; в особенности в последнее время они оказали большие заслуги, постепенно оттесняя неприятеля далее в горы и заселяя оставленные им земли. Дабы увековечить доблестные подвиги их на реках Кубани и Тереке, а также соображаясь с новым разделением Кавказского края, Я признал за благо образовать из черноморских и линейных казаков два казачьих Войска: Кубанское и Терское по названиям рек, прославленных вековыми их подвигами”.

„Ныне с Божией помощью, дело полного завоевания Кавказа близко уже к окончанию. Остается несколько лет настойчивый усилий, чтобы совершенно вытеснить враждебных горцев с занимаемых ими плодородных стран и – навсегда водворить на сих последних русское христианское население.

Честь выполнения этого славного дела принадлежит преимущественно казакам Кубанского войска.

Составные части нового по имени, но знаменитого по историческим воспоминаниям Войска: Черноморское и кавказские линейные казаки, слитые ныне и навсегда во-едино, должны соревновать друг друга в общем деле окончательного покорения края одинаковыми усилиями и пожертвованиями и возвысить тем старую свою славу новым полезным служением Престолу и Государству. Этого последнего усилия и великого государственного подвига ожидаем от них Я и Россия”.

„Озабоченный мыслию совершенного успокоения Кавказского края, Я, вместе с тем, в постоянной попечительности о благосостоянии любимых Мною храбрых и верных Кубанских казаков, желаю, чтобы предстоящее заселение передовых пространств клонилось к собственному же их благу”.

„Обширные земли, которыми они теперь владеют, состоят большею частью из степных пространств, во многих местах маловодных и почти везде безлесных; новые-же земли, отводимые им в предгорьях Кавказа, богаты водами, пастбищами, лесами. Земли эти впоследствии, при трудолюбивом и смышленном населении могут доставить Войску полное благоденствие”.

„В сих видах, повелеваю вам объявить вверенному вам Кубанскому казачьему Войску, что, в награду за постоянное доблестное служение оного Престолу и Отечеству, представляются в пользование Войска, освобождаемые от горских племен в предгориях Западного Кавказского хребта – в особо указанных пределах щедро наделенные дарами природы земли, которые и имеют быть постепенно заселены казаками сего Войска на следующих главных основаниях:

1) Заселение это производить в ежегодно потребном числе семейств, преимущественно из охотников, недостающее же затем число семейств распределять, по ближайшему усмотрению главнокомандующего

Донские областные ведомости № 253/24.11.1913 г. стр. 4

Кавказскою армиею, на все Войско, но преимущественно на удаленные от передовой линии станицы.

2) В случае недостаточного числа охотников предоставить станичным обществам назначать подлежащие переселению семейства, по жеребью или по общественным приговорам, не подвергая, впрочем, переселению отставных казаков без их собственного на то согласия, и

3) Переселяющимся за Кубань семействам, кроме тех пособий от казны и льгот, которые доселе были определены для переселенцев бывшего Кавказского линейного Войска, впредь назначать еще из войсковых сумм: а) вознаграждение за те из усадьб, которых хозяева не успеют продать сами до переселения своего; размер сего вознаграждения должен быть определяем по справедливой оценке оставляемых усадьб; б) дополнительное пособие, коим пользуются переселенцы из Донского Войска, назначаемое частью из Войсковых и частью из станичных сумм, в размере 75 руб. на каждое семейство, и в) кормовые деньги во время пути до мест нового водворения, на тех же основаниях, как переселенцам Донским, равно и положенное от земства довольствие квартирами, подводами для больных и пастбищами”.

С.Азъ


В начало страницы

На главную страницу сайта