Евграф Савельев

Племенной и общественный состав казачества.

(исторические наброски)


Донские областные ведомости № 205/21.09.1913 г. стр. 3-4-5

ХХVІІІ.

Городовые Сибирские казаки.

Городовые Сибирские казаки, разбросанные по всей необозримой территории Сибири от Уральских гор до Чукотского носа на Камчатке, издавна считались первыми насельниками края и первыми завоевателями его.

Впоследствии, когда волею правительства на границах с киргизами и калмыками образовалось Сибирское казачье Войско, значительная часть городовых казаков вошла в его состав, в виде основного воинственного ядра. Остальные городовые казаки были соединены в особые команды, отбывавшие службу полицейскую и военную по различным городам Сибирского края, причем и самые казачьи общины получили названия от мест своего поселения.

Казак  Томского полка

Казак Томского городового казачьего полка. 1824-1825 гг.

Таким образом, по сведениям военного министерства, казаки Тобольской губернии пополняли собой команды: Тарскую, Пелымскую, Туринскую, Томскую, Нарымскую, Березовскую, Енисейскую, Тобольскую, Красноярскую, Кузнецкую, Сургутскую и Туруханскую; кроме того из казаков инородческого происхождения магометанской религии существовали две команды: Тюменская татарская и Тобольская магометанская.

Карта  Сибирской губернии – Тобольская и Енисейская провинция

Карта Сибирской губернии – Тобольская и Енисейская провинция

Карта  Тобольской губернии

Карта Тобольской губернии

Увеличить карту (450 kb)

Казаки Иркутской губернии составляли следующие команды: Нерчинскую, Оленскую, Якутскую, Охотскую, Нижне-Камчатскую, Петропавловской гавани, Большерецкого острога, Верхне-Камчатского острога и Тагильской крепости.

Карта Иркутской губернии

Карта Иркутской губернии

Увеличить карту (450 kb)

Следовательно, всех казачьих команд Тобольской губернии – 13, Иркутской губернии – 9 и инородческих – 2; в итоге – 24 команды с наличным числом служилых казаков в 2 400. (Тобольской губернии – 1 878 и Иркутской – 523) казаков.

В царствование Императора Александра І на судьбу городовых казаков было обращено серьезное внимание и не раз делались попытки со стороны военной власти выделить их из ведения гражданского начальства в особое Войско. Все эти попытки, впрочем, вследствие энергичного протеста гражданских властей перед центральным правительством не удались, и казаки остались на прежнем положении, составляя необходимый штат каждого Сибирского губернатора, который без казаков очутился бы, действительно, в весьма затруднительном положении, так как мало было кроме них русских людей, знающих тайгу и беззаветно идущих навстречу опасностям и приключениям из-за одной лишь славы.

Но все же, несмотря на оставление городового казачества в руках гражданских губернаторов, правительство решило дать казачьим командам правильное военное устройство и для этой цели в 1812 году провело реформу воинской повинности городовых казаков.

По этой реформе все городовые казаки были разделены на станичных и полковых, сообразно имущественному положению и порядку службы.

В разряд полковых казаков попали все, не устроившиеся плотно и оседло на местах жительства, а также и обязанные отбывать службу в дальних командировках по Сибирскому краю.

В разряд станичных попали казаки, основательно поселившиеся при тех городах, где отбывали службу в командах.

Сообразно приведенным условиям, из полковых казаков было сформировано 7 конных полков, а станичными казаками пополнялись команды, несшие полицейскую службу при данном городе.

Конные полки управлялись полковыми атаманами и полковыми сотниками, то есть, сотенными командирами, на общих военных основаниях, но непосредственно подчинялись гражданским губернаторам. Офицеры получали жалованье, а казаки – солдатский паек продовольствия и фураж на лошадей, но при особенно дальних командировках жалованье получали и казаки.

Станичные казаки подчинялись земским исправникам и не получали никакого жалованья, но за службу имели некоторые привилегии: 1) не командировались от своих жилищ далее 150 верст; 2) не платили никаких податей и земских сборов; 3) получали право беспошлинной меновой торговли с инородцами.

Все городовые казаки, имея главным своим назначением охрану порядка и спокойствия в крае, а также поддержание уважения к закону со стороны инородцев и преступных элементов Сибири, выполняли все поручения губернатора и в общем несли функции земской полиции.

Как станичные, так и полковые казаки служили на свой счет – в смысле обмундирования, вооружения и снаряжения, а также и покупки лошадей. За это они получали по 15 десятин каждый в казачий надел, причем землю эту не имели права продавать кому-либо в собственность.

Казаки, расположенные на Камчатке, также были соединены в две команды: конную Камчатскую в 50 казаков и пешую Гижигинскую в 100 казаков: кроме того была небольшая команда из Верхотуровских казаков.

Строго установленной формы одежды станичные казаки не имели, равно как и однообразного вооружения и снаряжения.

Из числа конных полков Тобольский комплектовался из казаков и имел шесть сотен. Енисейский, Томский, Иркутский и Забайкальский полки при том же служилом составе состояли всего из пяти сотен каждый. Сибирский конный полк пополнялся татарами и другими инородцами и разделялся на пять сотен. Якутский конный полк состоял преимущественно из казаков и частью якутов, – охотничьего, кочевого народа, населявшего Якутский и Охотский край. Полк этот состоял также из пяти сотен.

Во всех полках и отдельных командах к 1825 года числилось служилых казаков свыше 4 000 человек.

Городовые казаки не пользовались впрочем при новом устройстве особенным благополучием, так как беспрерывная тяжелая служба вдали от жилищ, лишенная правильного военного порядка, вследствии неумения гражданской власти управлять вооруженной силой, да еще такой живой, как казачья, нищенское содержание, выдаваемое казакам, пренебрежение земских властей к казачьему оригинальному быту и к основным условиям существования казаков – все это привело их к полной нищете, разорению, и вдобавок к значительной утрате воинских способностей. Тяжелую картину городового казачества довершали совершенно невежественные и неразвитые офицеры, которые жадно перенимая показную сторону европейской цивилизации у ссыльных и приезжих из Петербурга чинов, презрительно относились ко всему казачьему и часто бессознательно потворствовали его упадку.

Несмотря на такое тяжелое положение высшее начальство всегда отмечало особенную природную черту в казаках на смотрах и в деле – это страстное желание их показать себя в лучшем свете и скрыть все недостатки и обиды и явиться перед начальством никем иным, как воинами, – потомками Ермаковских героев.

Петербургское правительство после ряда докладных записок

Донские областные ведомости № 205/21.09.1913 г. стр. 4

со стороны Сибирского военного начальства и обсуждений дела, наконец, в 1837 году решилось обратить внимание на неустройства городовых казаков и реформировать их службу.

К этому времени всех служащих городовых казаков в полках и командах числилось около 8 000 человек, причем по полкам они разделялись следующим образом:

Тобольский полк

1 169 каз.

Сибирский полк

1 445 тат.

Енисейский полк

1 063 каз.

Томский полк

733 каз.

Иркутский полк

884 каз.

Забайкальский полк

923 каз.

Якутский полк

773 каз. и якут.

Итого

6 991 казаков

В 1849 году реформа постигла впервые конные полки, – Тобольский и Сибирский татарский, из которых были образованы две воинские части: Тобольский конный казачий полк и Тобольский пеший казачий батальон – с полным военным устройством и передачей власти в военное ведомство.

Конный полк составился исключительно из татар бывшего Сибирского полка и управлялся непосредственно своим полковым командиром, которому были подчинены сотенные командиры шести сотен полка, а также станичные начальники, назначавшиеся командиром полка для управления станицами.

Тобольский пеший казачий батальон составился из следующих элементов:

1) Городовые казаки бывшего Тобольского конного полка; 2) Станичные казаки Пелымской станицы; 3) Солдаты 1-го Сибирского линейного батальона; 4) Тобольская, Тюменская и Туринская инвалидные команды; 5) Бессрочно отпускные солдаты Туринского, Тюменского и Тобольского округов и 6) все отставные солдаты, проживающие в городах: Тюмени, Тобольске и Туринске. Все эти лица были при сформировании обращены в потомственное казачье звание вместе с детьми.

Пешим казачьим батальоном командовал батальонный командир, которому подчинялись ротные командиры и назначаемые им для заведования станицами станичные начальники.

В 1851 году таким же образом были сформированы конные полки шестисотенного состава: Иркутский и Енисейский.

Старший урядник и казак Казак дистанционных команд

Старший урядник и казак.

Казак дистанционных команд.

Иркутский казачий полк составился из следующих казачьих общин и частей.

1) Казаков Иркутского бывшего городового полка, 2) Казаков Тункинского отделения китайской пограничной линии и 3) Казаков станичников, проживавших в Иркутском, Нижнеудинском округах и в Тунке.

Енисейский казачий полк сформировался из 1) Казаков бывшего городового Енисейского полка, 2) Казаков станиц Абакинской и Саянской и 3) Казенных крестьян и отставных солдат, проживавших в 30 селениях около города Енисейска.

Казачьим населением этих полков управлял бригадный командир, которому подчинялись в порядке службы полковые командиры, сотенные командиры и станичные начальники, назначаемые им для заведования станицами.

Забайкальский конный полк вместе с некоторыми станичными казаками вошел в состав Забайкальского войска, а Якутский и Томский полки оставлены в ведении гражданских властей по-прежнему.

Служба городовых казаков продолжалась бессрочно вплоть до полной неспособности к исполнению воинских и полицейских обязанностей, после чего им давалась отставка и возможность доживать короткий век мирно в кругу своей уже возмужалой семьи. Впрочем, многим не удавалось добраться до такого благополучия, как вследствии смерти от сурового климата, цинги и простудных заболеваний, так и от частых увечий – трагического исхода стычек с пограничными разбойниками, ссыльными и борьбы в тайге с дикими зверями.

Ко времени начала царствования Императора Александра Второго в населении городовых казаков разных состояний, пола и возраста числилось:

1)

В Тобольском конном полку

2 515

2)

В Енисейском конном полку

7 914

3)

В Иркутском конном полку

8 264

4)

В Тобольском пешем батальоне

3 791

 

Итого душ

22 484

5)

В Якутском городовом полку

2 065

6)

В Томском городовом полку

1 944

7)

На Камчатке в командах

427

8)

В различных командах

730

 

Итого душ

5 166

Из них в частях военного ведомства состояло в служилом разряде 3 885 казаков и на действительной службе – 1 465 казаков, а в частях гражданского ведомства постоянно состояло свыше 1 500 казаков на действительной службе.

В 1861 году, после устройства Сибирского Линейного Войска, было признано бесцельным существование в Томской и Тобольской губерниях отдельных казачьих полков, не плативших в казну податей, и, самое главное, утративших уже с устройством регулярных солдатских местных команд по Сибирским городам то необходимое значение, какое они занимали ранее.

Поэтому правительство пришло к заключению о своевременности упразднения этих полков и перечисления казаков в податное состояние. Такому решению много содействовала и эпоха, в которую с какой-то лихорадочностью упразднялось Войско за Войском и разрушались созданные Императором Николаем Павловичем казачьи общины.

В 1868 году было приведено в исполнение положение об упразднении Томского и Тобольского полков и пешего Тобольского полу-батальона. Согласно этому положению из природных казаков этих частей были образованы три отдельные команды: Березовская, Сургутская и Нарымская, а все прочие казаки были обращены в крестьянское сословие с правом, впрочем, перевода в Сибирское казачье Войско, чем некоторые и воспользовались. Долги казакам были прощены, земли отданы в собственность, а полковые капиталы частью отданы казакам, частью обращены в казну.

В 1868 году также были обращены в гражданское состояние Калтайские станичные казаки, а в 1870 году – Верхотурские городовые казаки.

В 1871 году на тех же основаниях и по тем же причинам были упразднены Иркутский и Енисейский конные полки, причем, в силу некоторых особенных условий, в казачьем сословии были оставлены все казаки, происходившие от природных старых казаков бывших городовых полков и Тункинского пограничного отделения. Эти казаки стали называться казаками Иркутской и Енисейской губерний и выставляли в мирное время 2 отдельных конных сотни, а в военное время – 6 сотен. Службу свою эти казаки несут и до настоящего времени, и я лично слышал отзыв о них от их сотенного командира, нашего Донского казака, есаула N, как о хороших служаках, дорожащих в высшей степени казачьим званием и весьма преданных службе. Во время Китайской и Японской кампаний казаки эти перенесли две мобилизации, а во время разразившегося в тяжелую военную годину для многострадального отечества революционного движения, дружно, как один, с готовностью сами приехали к своему сотенному командиру без различия возраста, составили

Донские областные ведомости № 205/21.09.1913 г. стр. 5

команду и были главными виновниками локализации смуты в Иркутской и Енисейской губерниях. Могучий дух предков, несмотря на разбросанность и жизнь среди крестьян, крепко держится в их душах.

Офицерство Иркутского и Енисейского полков уволилось из казачьего звания и получило в потомственное владение землю по 200 десятин каждый, а урядники и казаки – по 15 десятин земли в собственность.

Капиталы переданы казакам Иркутской и Енисейской губерний, которые кроме того наделены по 30 десятин земли каждый в паевой казачий надел. Служба казаков определена в 22 года, из которых 15 лет полевой службы и 7 лет внутренней. Казаки состояли на действительной службе 1 год и потом два года на льготе; и, таким образом, до тех пор, пока не выслужат установленных сроков. Во всем прочем служба была сравнена с обще-казачьей.

Сотни несли преимущественно конвойную и пограничную в Забайкалье службу, а также исполняли все поручения окружных штабов.

Управление принадлежало сотенным командирам, подчинявшимся непосредственно губернаторам. К 1881 году остатки городовых казаков представлялись в следующем виде.

Березовская, Сургутская и Нарымская казачьи команды

 3 офицера  

 114 казаков

Красноярская и Иркутская конные сотни

12 офицеров

 242 казака  

Якутский городовой полк

 6 офицеров

 750 казаков

Камчатские казаки

 2 офицера  

 214 казаков

Итого

23 офицера  

и 1323 казака  

Из этого числа, кроме Якутских и Камчатских казаков, на действительной службе состояло постоянно в Иркутской и Красноярской казачьих сотнях 12 офицеров и 221 казаков и в командах – 1 офицер и 64 казаков. В этом же году последовало Высочайшее распоряжение об упразднении Сургутской, Березовской и Нарымской казачьих команд за полной ненадобностью их при наличности регулярных войск, причем большая часть казаков перечислилась в сословие Сибирского казачьего Войска, а незначительное количество – в мещане Сибирских городов.

В 1889 году последовало подчинение казачьего населения Иркутской и Енисейской губерний начальнику штаба Иркутского военного округа.

В 1895 году в Красноярской казачьей сотне числилось 7 офицеров и 93 казаков, а в Иркутской – 6 офицеров и 139 казаков.

Недавно была упразднена Камчатская казачья команда, замененная солдатским и матросским отрядами.

Что же касается Якутского городового полка, то он существует и по сие время, находясь в ведении гражданских властей, как и сто лет тому назад, управляясь архаическим уставом и отбывая довольно тяжелую службу в пустынях Якутского и Охотского края. В 1912 году Якутским казакам было даровано в ознаменование юбилея Дома Романовых право выписываться из сословия и проживать свободно по России.

Очень интересен действующий устав, по которому служат и теперь эти казаки. Привожу из него некоторые наиболее оригинальные сведения.

Так, в положении об „учреждении управления Сибирских городовых казаков” изд. 1903 года говорится, что главное начальствование над всем казачьим населением Якутской области принадлежит местному губернатору, который и определяет наряды казаков на службу, преимущественно заключающуюся в различных полицейских обязанностях, но с военной окраской образа действий.

Казаки расселены отдельными небольшими станицами по всей Якутской области, равняющейся по величине целой Европе.

Восточная часть Якутского  уезда

Карта административного деления азиатской России.

Увеличить карту (350 kb)

Живя по станицам, Якутские казаки управляются выборными головами и старшинами, которые обязаны, кроме гражданского управления, следить и за военным образованием казаков.

Станичные казаки не получают от казны никакого довольствия, кроме экстренных случаев, при особо дальних командировках, когда им выдается по 15 коп. в сутки, включая сюда и довольствие и проезд.

Они не имеют права самовольной отлучки из станицы без разрешения головы и всего общества, и служба их, начинаясь с 16-летнего возраста, продолжается до полной неспособности к отбыванию воинских обязанностей.

Вооружение и снаряжение приобретается на общественный счет, а одежда, равно продовольствие и содержание себя – на собственный.

Если станичный казак почему либо не будет в состоянии содержать себя сам, то немедленно по прошению зачисляется в состав Якутского казачьего городового полка, где получает солдатский паек, помещение, и кроме того по „четверти фунта в год” пороху и свинца.

В помощь к обмундированию ежегодно выдается от казны небольшое пособие казакам и урядникам.

Оружие и снаряжение заводятся за полковой счет, а одежда своя собственная. Дети полковых казаков с 16-летнего возраста зачисляются на службу в полку, где и служат до полной неспособности.

Полковые казаки имеют право перехода в станичные, но лишь один раз. Также допускается основание новой станицы целой командой полковых казаков.

За свою службу Якутские казаки освобождены от Государственных и земских налогов и пошлин и, кроме того, каждый из них получает в виде казачьего пая 15 десятин земли без права продажи ее кому-либо.

Якутский городовой казачий полк разделяется на пять сотен, которыми командуют полковые сотники, а в помощь им состоят в сотнях полковые хорунжие. Всем полком командует полковой атаман, подчиняющийся Якутскому губернатору. Полк комплектуется по следующему штату:

Полковой атаман

1

Полковые сотники

5

Полковые хорунжие

5

Пятидесятники

10

Младшие урядники

20

Писари

1

Мастеровые

1

Казаки

500

Итого офицеров

22

Нижних чинов

522

Полк сформирован по образцу пехотных; казаки вооружены ружьями со штыками и револьверами, а конные части станичных казаков – саблями, пиками и винтовками.

Форма обмундирования очень оригинальна и состоит из темнозеленого короткого на подобие куртки мундира с красным воротником и красными же эполетами; на груди с обеих сторон гозыри вроде кавказских. Мундир подпоясан ременным кушаком с штыковой ножной. Шаровары темно-серого сукна в сапоги. Папаха черная, кавказского образца с синим верхом. Ружье носится на погоне через плечо, а штык в ножнах на поясе. Через другое плечо сумка с патронами. Шинель солдатского типа или же полушубок.

Применительно к Якутским казакам была устроена и Камчатская конная казачья команда, вооруженная пиками, саблями и револьверами, отбывавшая службу, в числе 1 офицер, 5 урядников и 50 казаков.

С.Азъ


В начало страницы

На главную страницу сайта