Евграф Савельев

Племенной и общественный состав казачества.

(исторические наброски)


Донские областные ведомости № 193/06.09.1913 г. стр. 2-3-4

ХХІІІ.

Оренбургское казачье Войско. Казаки Уфимские. Самарские казаки. Исетское казачье Войско.

Герб Оренбургского казачьего  ВойскаОсновным ядром для образования Оренбургского казачьего Войска послужили потомки знаменитого атамана Ермака, поселившиеся по реке Исети вблизи Уральских гор; но образование это происходило вначале очень медленно и лишь в относительно недавнее время энергичное вмешательство правительства создало из разрозненных кучек казаков и большого числа лиц, к ним примкнувших или присоединенных, многолюдное Оренбургское казачество, занимающее по своей величине третье место в среде казачьих Войск.

Московское правительство вскоре по покорении приволжских татарских государств, существование которых преграждало русским плавание по Волге и развитие торговли с азиатскими странами, стало деятельно укреплять свои восточные границы и с этой целью построило постепенно ряд крепостей, гарнизон которых составили по обычаю стрельцы и городовые казаки.

В число городовых казаков этих восточных укреплений, кроме переведенных казачьих семейств из внутренних, потерявших былое стратегическое значение городов, часто попадали и вольные, разбойничавшие по Волге шайки удальцов, которым или надоела бесшабашная дикая жизнь, или же, как говорится, некуда было деваться от жизненных неудач. Эти молодцы обыкновенно являлись в пограничные укрепления и изъявляли желание записаться в число составляющих гарнизон городовых казаков. Воеводы, постоянно терпевшие недостаток в смелых и знающих край бойцах, охотно принимали желающих, вписывали их в посемейные списки и отводили наравне с прочими казаками земельное и денежное довольствие.

Освоившись и обжившись в крепости, многие сорви-головы, еще так недавно промышлявшие отчаянным ремеслом разбойника, невольно начинали симпатизировать основам оседлой жизни, заводили семьи, остепенялись и понемножку шаг за шагом сплачивались в крепкую казачью общину, сохранявшую, впрочем, в своих обычаях и быте старинные устои вольных казаков.

Таким путем образовались казаки Уфимские, вошедшие впоследствии также в состав Оренбургского Войска и давшие начало многим другим городовым казакам вновь строящихся крепостей.

Начало Уфимских казаков надо отнести к 1574 году, то есть ко времени постройки Иоанном Грозным на реке Уфе небольшого укрепления, послужившего в будущем оплотом русскому влиянию в богатом и огромном Приуральском крае.

Но самые древнейшие казаки, также вошедшие в состав Оренбургского Войска, без сомнения, были Самарские.

Еще задолго до усиления Московского княжества на берега Волги явились с юга казаки и, несмотря на неприятное соседство татарского Казанского царства, плотно уселись на берегах впадающей в Волгу реки, назвав ее своим родным киевским именем – Самары или вернее Самари, местом главного сосредоточения Запорожских казаков.

Самара в 1587 году

Самара в 1587 году

Как и их собратья Гребенские казаки, Самарцы умели ладить с соседями, оказывая друг другу частенько взаимные услуги и пользуясь за то правом свободной торговли награбленным добром на Казанских базарах.

Вот эти-то самые казаки и приняли главное участие в завоевании Грозным Царем Казани, что подтверждается многими былинами и народными преданиями. И это весьма правдоподобно, так как никому не были в таком совершенстве известны все ходы и выходы в городе, как постоянно бывавшим в нем Самарским казакам.

Впоследствии из Самарских казаков был составлен гарнизон города Самары и некоторых других Приволжских городов.

Как уже сказано выше, царь Иоанн Грозный деятельно укреплял восточные границы своих владений, причем главным колонизационным элементом служили казаки, переводимые по мере надобности из внутренних областей государства, где они, окруженные мирной обстановкой, утратили свое воинское полезное значение. После покорения передового азиатского врага – Казанцев, перед поступательным движением Московского правительства на восток встал новый серьезный противник в лице обширной и богатой Башкирии, населенной воинственным свободолюбивым народом и вдобавок расположенной в благодатном полустепном, полулесном уголку могучего Уральского хребта.

С целью препятствовать разрушительным набегам этих кочевников, с одной стороны, и чтобы завоевать богатый чудной землею и климатом обширный край, с другой стороны, на границах Башкирии быстро появились, сначала под видом укреплений, русские города. Так в 1586 году были построены города Уфа, Мензелинск, Елабуга, Оса и другие.

Пограничные укрепленные линии в  России в 18-19 вв.

Пограничные укрепленные линии в России в 18-19 вв.

Увеличить рисунок

После всякого более или менее значительного потрясения в южных казачьих общинах Оренбургский край получал в состав казачьих гарнизонов новых насельников, приток которых особенно был значителен в эпоху гонений на Малороссийское казачество со стороны польского и католического общества, встречавшего всегда в казаках неодолимое препятствие к обращению в латинство малорусского православного народа. В те времена много Малороссийских казаков принуждено было для спасения своей жизни и семейств бежать из Украйны на восток. При этом многие селились в так называемой Слободской Украйне и по Донцу, а другие в поисках более безопасного для казачьего существования места не останавливались даже перед огромными трудностями дальнего переселения и уходили за Волгу, оседая в Оренбургском крае по крепостям и около них в качестве городовых казаков.

Также много повлияло на увеличение казачьих гарнизонов в крае смутное время на Руси, а впоследствии и бунт Стеньки Разина.

Донские областные ведомости № 193/06.09.1913 г. стр. 3

В 1638 году была образована так называемая, Закамская линия, расположенная по берегам впадающей в Волгу реки Черемшана и обозначавшаяся рядом укрепленных городков с казачьим и стрелецким гарнизоном.

Казачий степной разъездТяжела и трудна была там служба казаков. Вдали от населенных мест, отрезанные от прочего мира дикими лесами и степями, постоянно ожидающие нападения со стороны башкиров и киргизов, вечно высматривающие врага во время постоянных разъездов по диким степям, казаки с течением времени превратились в неоценимых пограничных следопытов и бесстрашных воинов.

За период времени, с основания в Заволжских степях русского могущества и до эпохи Петра Великого, в Оренбургском крае был построен целый ряд укреплений, постепенно выдвигавшихся к востоку и впоследствии послуживших пунктами для многих теперешних станиц Оренбургского Войска.

Так, около 1704 года, в новоустроенные и выдвинутые вперед укрепления Алексеевское и Сергиевское была переведена из Самары часть городовых Самарских казаков, причем новые укрепления сыграли роль опорных пунктов для связи Яицкого Войска с Закамской линией; с помощью Самарских казаков был построен Яицкими казаками Сакмарский городок в 1725 году при устье реки Салмыша, где до тех пор имели постоянный притон казачьи разъезды и просто охотничьи партии Исетских, Самарских и Яицких казаков.

Пограничные укрепленные линии в  России в 18-19 вв.

Пограничные укрепленные линии в России в 18-19 вв.

Увеличить рисунок

Таким образом исторически известно, что входящая теперь в состав Оренбургского казачьего Войска Сакмарская станица составилась из 300 Яицких с семействами казаков, части Исетских, Самарских и Уфимских казаков, а также и из охочих сибирских людей. Сакмарская станица играла большую роль в дальнейшем распространении русского влияния в полудиких еще степях, а по своему исключительному положению между Яицким Войском и Оренбургскими крепостями служила одним из самых главных факторов окончательного подчинения и присоединения к государству самой вольнолюбивой из всех казачьих общин – Яицких казаков.

В 1732 году было решено выдвинуть линию русских укреплений далее к востоку и с этой целью построена так называемая, Новая Закамская линия, шедшая по реке Соку.

Для обслуживания этой линии были переведены с старых мест казаки из Самары, частью с Исети и из прежних потерявших теперь значение укреплений Старой Закамской линии.

Кроме того, для усиления казачьего элемента, из Украйны были передвинуты и поселены на линии пополненные местными одинодворцами четыре казачьих Ландмилицких полков: 1 пеший и 3 конных. Ландмилиция в числе 20 полков, комплектовалась с давних пор на Украйне из Малороссийских казаков и однодворцев и служила для пограничной и охранной службы.

В 1734 году был построен город Оренбург, в котором сосредоточилась русская власть по управлению всем обширным краем, населенным массами кочевых и часто враждебных России инородцев. В руках Оренбургского начальства, кроме управления краем, скоро сосредоточилось центральное командование казачьими Войсками и отдельными общинами казаков, проживающих на огромной территории Заволжских степей, подобно тому, как в ведение Астраханского начальства в свое время входило управление Кавказом.

Оренбургская губерния в І половине  ХІХ века

Увеличить рисунок

Но вскоре оказалось, что управлять таким огромным краем единолично Оренбургскому губернатору не под силу, и по этим, а также и по другим государственным соображениям весь Оренбургский край в 1738 году был разделен в порядке управления на две самостоятельные провинции: Исетскую и Уфимскую, причем в первой из них было образовано Исетское казачье Войско, ядром которого были коренные Исетские казаки, усиленные малороссийскими выходцами, мещеряками, бывшими стрельцами и разными вольными и охочими людьми.

В 1742 году, когда город и крепость Оренбург по особым соображениям был перенесен на другое место, первыми поселенцами его оказались казаки, поселившиеся в нем самом, а также и неподалеку от города, в так называемой, Бердской слободе, сыгравшей в свое время печальную роль в Пугачевском возмущении.

Оренбургский казакДля усиления казачьего элемента в окрестностях Оренбурга, начальство распорядилось перевести в его окрестности Самарских и Уфимских казаков, а также и из Алексеевского укрепления. Казаки эти положили основание Оренбургскому казачеству.

Изыскивая различные меры к заселению Оренбургского края, правительство привлекало к казачьей службе всевозможных выходцев, татар, калмыков, мещеряков, тептярей и башкир. Кроме того, в виде особой льготы всякому бежавшему в Оренбургский край и примкнувшему к казакам крестьянину или иного сословия человеку прощалось его прошлое и он оставался в казачьем звании навсегда. Подобное отношение принесло свои плоды в том смысле, что уже с 1745 году примкнувших к казакам людей всякого звания считалось не менее 2 500 человек, причем большинство составляли выходцы из Малороссии.

В 1748 году правительство обратило внимание на крайнюю разбросанность и неорганизованность казаков Оренбургского края и с целью создать из них стройное целое, а также имея в виду упорядочить самый способ отбывания казаками службы, решило свести их в особый корпус, который был назван Оренбургским нерегулярным корпусом.

Корпус этот составился из следующих отдельных казачьих общин:

1)

Оренбургских и Бердских казаков

813

2)

Казаков Оренбургского ведомства, живших в крепостях по Яику и Самаре

800

3)

Ставропольских казаков

250

4)

Уфимских казаков

1250

5)

Исетских казаков

1380

 

Всего казаков

4493

Цифра эта, показывающая лишь число служащих казаков,

Донские областные ведомости № 193/06.09.1913 г. стр. 4

к 1775 году дошла почти до 6 000 человек, из которых 1 797 служили на жаловании, а остальные без жалованья, что зависело от большей или меньшей дальности расстояния места службы от домов, а также и от характера службы.

Тогда же для управления всеми казаками была учреждена должность войскового атамана,применительно к Донскому образцу, и устроена войсковая изба, в которой сосредоточилось внутреннее управление корпусом, подчинявшемся непосредственно Оренбургскому военному губернатору.

В служебном отношении, а также и по различным видам довольствия Оренбургские казаки были приравнены к Донцам; вооружение, снаряжение и форма обмундирования впоследствии были введены также по образцу Донских и притом так старательно, что в Отечественную войну нередко смешивали по наружному виду Оренбургские полки с Донскими.

В 1763 году в Оренбургском казачьем корпусе считалось свыше 13 000 казаков, что, впрочем, для охранения такого громадного края, как Оренбургский, было более чем недостаточно. В виду этого правительство всегда старалось привлечь к казачьей службе возможно большее число людей.

В 1787 году были причислены к казачьему сословию татары, проживавшие в Сейтовой слободе, а в 1790 году из тептярей Вятской и Уфимской губерний был сформирован Уфимский казачий полк, причем для образования его кадра и для управления им послужили переселенные с Дона офицеры и казаки.

Тептерями назывались черемисы, вотяки и мордвины, селившиеся на землях башкир и впоследствии из них были образованы другие казачьи полки, принявшие в свое время участие наравне с прочими казачьими полками в изгнании из пределов России полчищ Наполеона.

В 1795 году к составу Оренбургских казаков присоединилось 45 семейств Малороссийских казаков.

В 1796 году на Оренбургскую линию было переселено 140 семейств Донских казаков.

К 1798 году число Оренбургских казаков достигло 22 000 человек.

С 1798 года, благодаря немецкому влиянию Оренбургского губернатора барона Игельстрома, отдаленности от центров русской государственной власти, а также и от малой осведомленности русского правящего класса с бытом и жизнью казачьего населения Оренбургского края, казачество пережило очень странные времена, напоминавшие что-то отдаленное бироновское, когда случайные иноземные правители России воображали, что у русского народа нет чувства сознания своей родной национальности и что его легко будет превратить в полунемецкое государство.

Осип Андреевич  ИгельстромПо инициативе барона Игельстрома все Оренбургское и Уральское казачьи Войска, а также и другие инородческие и иррегулярные части были разделены на „кантоны”, причем во главе каждого кантона был поставлен кантонный начальник с военными и административными правами. Подобным разделением на кантоны нарушалась вся историческая жизнь и система казачества, усложнялось отбывание казаками службы и казаки приравнивались к различным инородцам, населявшим Оренбургский край и организованным по кантонной системе наряду с казаками. На службу стали привлекаться мужчины в возрасте от 20 до 50 лет, причем снаряжались они за счет всего казачьего населения, которое для этой цели было обложено особой податью, величина которой определялось, смотря по достаткам каждого казака. Можно себе представить сколько злоупотреблений происходило на почве сбора этой удивительной подати, если вспомнить, что делом этим в полной мере заведовали кантонные начальники, определявшие размер денежных сборов с каждого казака.

Служба Оренбургских казаков протекала преимущественно на Оренбургской линии, протянувшейся на 1 780 верст и разделенной также на особые дистанции, находившиеся под командой начальников дистанций. Линия эта связывала Оренбург с Сибирью и служила препятствием для разбойничьих набегов киргиз на русские пределы.

В 1802 году в Оренбургском казачьем Войске состояло всего населения обоего пола свыше 50 000 душ, из коих на действительной службе числилось 248 офицеров и 9 112 казаков. Войско выставляло на кордонную службу по Оренбургской линии свыше 500 казаков и, кроме того, содержало Непременный казачий Оренбургский полк в 1 000 казаков. В этом же году было издано положение об управлении Оренбургским казачьим Войском.

Оренбургские казакиНачиная с 1808 года Оренбургское Войско в отношении воинской повинности было реформировано в том смысле, что вместо прежних команд стало отправлять на службу полки, причем число их колебалось от 2 до 4-х.

Во время Отечественной войны Оренбургские казаки выставили два шестисотенных полка, которые участвовали на ряду с Донскими полками в рядах русской армии во многих сражениях с французами.

Кроме того, в 1812 году было командировано на войну с французами еще два полка, причем один из них, так называемый Атаманский, в двойном составе, то есть в 1 000 казаков.

Кроме того из Оренбургского края для борьбы с Наполеоном было командировано в армию 5 Уральских казачьих полков, 2 Ставропольских калмыцких полка, 2 Тептярских конно-казачьих полка, 2 Мещерякских казачьих полка и 15 Башкирских казачьих полков.

Эти полки большей частью вошли в состав знаменитого Платовского корпуса и, действуя на ряду с Донцами, добыли казачеству неувядаемую славу.

Бородинская панорама

Бородинская панорама

Между прочим, честь первых выстрелов при переправе французов на Висле, как утверждают, принадлежит разъездам 1-го Тептярского конно-казачьего полка. Ставропольский калмыцкий казачьий полк участвовал в знаменитой лаве Платова у местечка Лир. Наконец, многие из этих частей участвовали в изгнании Наполеона из Европы и в историческом вступлении в Париж.

По окончании тяжелой Отечественной войны многие полки принуждены были долгое время стоять на границах, охраняя их от контрабандистов и разных шаек.

С.Азъ


В начало страницы

На главную страницу сайта