Евграф Савельев

История Дона и Донского казачества.

Часть 1-я.

Древность казачества.


Глава V-я.

Бродники*. Епархия Сарская и Подонская.

В XII в. на Днепре делаются известными вольные военные дружины, переселившиеся из Приазовья, под именем Черных Клобуков (от черных бараньих шапок), или

-------------

*) Бродниками русские летописи XII в. называли свободных воинов, живших в Придонских степях и Приазовье, управлявшихся своими воеводами (боеводами). Лаврент. лет, стр. 148, под 1155 г. Бродники от слова бродить — быть свободным, никому неподвластным.

- 45 -

Черкасов, исповедовавших христианскую веру. Ведя подвижную жизнь, эти вольные наездники семьи свои берегли от набегов половцев в укрепленных городах. Многие из них служили разным удельным князьям и особенно киевским, составляя в их войске „молодшую” дружину 93). Это были те-же беловежцы-Хазары, ушедшие с Дона под давлением тюркских племен, половцев 94).

В половине того же века летописи говорят о свободном и воинственном народе, жившем на Дону, — Бродниках, также христианах, управлявшихся своими выборными старшинами — воеводами. Бродники, как и Черкасы, вступали в службу к русским князьям, в дружинах которых они составляли целые полки.

В битве русских князей с татарами на р. Калке, впадающей в Азовское море (ныне Калмиус), воевода Бродников Плоскиня не только не помог русским одолеть врагов, но, напротив, не принимая участия в битве, оказал татарам услугу, склонив Мстислава Романовича Киевского к сдаче; причем от имени татар клялся, что они пропустят его свободно, если он даст за себя и за свою дружину выкуп. Известно, что татары не исполнили своего обещания и всех русских перебили. Этот кажущийся на первый взгляд вероломный поступок Плоскини имеет за собой некоторое оправдание, во-первых — хитрые татарские дипломаты могли обмануть воеводу бродников; во-вторых — ошибки и излишняя самонадеянность русских князей, а также их недостойное поведение в битве на Калке способствовали к напрасной гибели русских войск. Дело в следующем. Прорвавшись чрез Дербентский проход, татары гнались за половцами до самого Азовского моря и почти что всех их истребили. Ненависть к магометанам Средней Азии они перенесли на их союзников половцев, называя их своими „рабами и конюхами”. Незначительная часть половцев с ханом Котяном укрылась в русских владениях. Котян просил помощи у тестя своего, сильного в то время князя Галицкого Мстислава. Тот собрал на совет в Киев южно-русских князей. Желание Мстислава оказать помощь тестю и богатые подарки половцев, в виде верблюдов, буйволов, лошадей и прекрасных невольниц, заставили

-------------

93) Ипат. лет. стр. 8, 47 и 291, 1117 года.

94) Запорожцы в древние времена наз. Хазарами. Жуф. Мин. народ, прос.1838 г. июнь. стр. 192 – „Изуст. пред, о Новорос. Крае”. А. Скальковского.

- 46 -

князей, вместо того, чтобы сплотиться и защищать границы своих владений, предпринять дальний поход в неведомые половецкие степи и сразиться с неведомым врагом. Эта была первая ошибка.

На предупреждение татар не вмешиваться в их распрю с половцами, русские князья, вопреки самому элементарному международному праву, убили десять татарских послов. Это была вторая ошибка. В битве на реке Калке зависть друг к другу и славолюбие мешали им действовать дружно.

Страж на посту против набегов  половцев Картина взята из оригиналаМстислав Галицкий, не зная сил врагов и не предупредив стоявших в отдаленных лагерях Мстиславов Киевского и Черниговского, с своим отрядом перешел Калку и ударил на татар, имея впереди себя половцев. Те не выдержали натиска татар и обратились в бегство, смяв ряды русских. Битва была проиграна. Более 70 русских богатырей легло на месте. Это была третья ошибка. Мстислав Галицкий искал спасение в бегстве и только укрылся за Днепром. Видя бегущих русских и их гибель, Мстислав Киевский, стоя на горе в укрепленном лагере, злорадствовал и не пожелал двинуться с места. Это недостойное поведение вскоре послужило и к его гибели.

- 47 -

Мог ли при таких русских порядках воевода Бродников Плоскиня, стоявший в окрестности с 30 тыс. отрядом свободных всадников, придти на помощь русским, из зависти и славолюбия губившим самих себя. Ответ получится отрицательный.

Бродники остались жить на своих старых местах по Дону и Приазовью.

Посол Людовика Святого к Батыю Рубруквис, посетивший южно-русские степи в 1253 г., в своих записках говорит, что на Дону от смешения Алан-Ясов с русскими образовался народ особенный; что эти закаленные в боях воины, затерявшиеся среди чуждых им иноплеменников, все необходимое для себя добывали войной, охотой и рыбной ловлей. Неблагоприятные условия жизни не позволяли им возводить дорогих построек и иметь большие многолюдные города; почти полукочевой образ жизни требовал от них возможно меньше уделять времени на подобные сооружения; они лишь для защиты от холода и непогоды строили для себя землянки и кухни из плетней и камыша. Зато, по свидетельству Рубруквиса и др., они не отказывали своим женам и дочерям в изысканных нарядах: „жены их украшали головы подобно француженкам и опушивали низ своего платья белками, выдрами (поречной) и горностаями”. Мужчины одевались скромнее: „летом и зимой они носили высокие, черные бараньи шапки и кафтаны”. Этот особенный народ, известный по летописям под именем бродников, имел главный прибой в половине XIII в. на восточной стороне Дона, близ Переволоки, где Дон сближается с Волгой 95).

Другой посол к Батыю от папы Иннокентия IV, образованный монах францисканского ордена Иоанн Плано-Карпини, бывший в Золотой орде в 1246 г., также говорит о многочисленном населении на Дону, состоявшем из алан, хазар и др.; при этом он картинно, но без всякого сожаления к жителям описывает взятие татарами гор. Орнаса, расположенного в низовьях Дона. Город этот, по словам Карпини, был богат и многолюден, имел хорошую гавань для стоянки кораблей и вел обширную торговлю с соседними народами. Население Орнаса состояло из алан-христиан, хазар, руссов и сарацин-мусульман, имевших там торговые заведения и склады товаров, что вероятно, и заставило татар, ненавидевших мусульман,

-------------

95) Записки Рубруквис. стр. 74, 99, 105 и 119.

- 48 -

взять этот город. Орнас был обнесен крепкими стенами; чрез него протекала река, вероятно, один из рукавов Дона. Татары не могли взять его приступом, т. к. жители отчаянно защищались, тогда они запрудили реку и потопили всех жителей 96).

О каком городе говорит Карпини, — не трудно догадаться, — это старый казачий город, бывший на месте Черкасска, чрез который в то время протекала река, рукав Дона — Протока. Запрудив эту реку с помощью итальянских инженеров, Батый действительно мог взять этот город подтопом.

Черкаск — древнее гнездо донского казачества и предков их Асов. В нем и теперь, несмотря на многие пожары в XVII и XVIII в., уцелело более десяти домов, построенных в XV и XVI в.в. Дома эти своеобразной архитектуры в один и два этажа, с подвалами; построены из хорошо выжженного кирпича, с сводчатыми потолками. Двери, как внутренние из комнаты в комнату, так и наружные, а также и ставни окон, выкованы из толстого листового железа. У некоторых домов были ходы с чердака в подвальное помещение. Стены толсты и крепки. Подобные дома можно разгромить только современной артиллерией, но по тому времени они были неприступны.

Макет города Черкасска

Макет города Черкасска в постоянной экспозиции Старочеркасского
историко-архитектурного музея-заповедника

У казака Старочеркасской станицы Петра Ефремовича Жученкова и теперь хранится акт, на татарском и русском языках, о покупке его предком, запорожцем Жученко, в 1517 г. дома, ныне сохранившегося в прекрасном виде, у одного татарского князька. Печи в этих домах сделаны из кафель с цветными рисунками на сюжеты из средневековой жизни Генуи и Венеции. Если купля-продажа домов в урочище „Черкасской” совершалась в 1517 г., когда запорожские Черкасы заняли эту местность, то дома эти построены были гораздо раньше. Во всяком случае их строили не татары, у которых один из них приобрел казак Жученко.

Говоря о многочисленном алано-ясском населении Дона, Рубруквис и Карпини добавляют, что население это исповедовало христианскую веру; что духовенство его жило при дворе Батыя и свободно совершало богослужение в войсках, состоявших из христиан. Для этих христиан в 1261 г. была учреждена особая епархия — Саранская. Епископ этой епархии жил в столице Золотой Орды и назывался Сарским

-------------

96) Плано-Карпини. „Собрание путешествий к татарам”.Языков. с. п. б. 1826 г.

- 49 -

и Подонским; он подчинялся московскому митрополиту. Епархия эта просуществовала до конца XV в.

До половины XIV в. татары были еще язычники. Христианские приходы не подвергались никаким стеснениям; церковные имущества освобождались от сборов в пользу хана. В числе церковных имуществ упоминаются и виноградники, росшие не севернее среднего Дона 97).

Городки с христианским населением в XIV в. были и по верхнему Дону, по р.р. Вороне и Хопру. Развалины этих городков, после нашествия Мамая, видел митрополит Пимен, плывший р. Доном весной 1389 г. в Азов. К этим христианам были посланы московскими митрополитами Феогностом, между 1334 и 1353 г.г., и Алексеем, около 1360 г., грамоты для укрепления их в вере. Грамоты эти адресовались „К баскаком, и к сотником, и к игумном, и к попом, и ко всем христианом Червленаго Яру и ко всем городом, по Великую Ворону”, а также „по караулом возле Хопор по Дону" 98). Следовательно, баскаки, о которых говорится в главе IV, были христианами.Икона  Богородицы Гребневской

В Саратовской духовной консистории хранится несколько антиминсов бывших казачьих церквей городков, расположенных по р.р. Хопру, Медведице, Иловле и др. 98).

 К концу XIV в., с восцарением Мамая, магометанство стало господствующей религией в Золотой Орде, и христианское население стало терпеть разные обиды и притеснения. Казачеству не оставалось иного исхода, как покинуть свою родину и переселиться к русским украинам и в литовско-польские области, расположенные по Днепру. Услышав, что московский вел. князь Дмитрий Иванович собирает войска на решительную борьбу с татарами, донские казаки городков Сиротина и Гребни поспешили к нему на помощь и поднесли накануне Куликовской битвы, бывшей 8 сентября 1380 г., икону — хоругвь Донской Богородицы и образ Богородицы Гребневской 99).

Названные казачьи городки были несомненно на Дону. Сиротин — близ нынешней Сиротинской станицы, упоминаемый в

-------------

97) Грамота хана Дженебека митроп. Феогносту, выданная по ходатайству ханьши Тайдулы в 1342 т. „Житие святых, чтимых прав. церковью”. Март, число 14. Преосв. Филарет (Гумилевский).

98) „История русской церкви”. Митр. Платон.

98) По описанию Леопольдова, 30 лет трудившегося над этнографией Саратовск. губ., антиминсы эти, освященные еще епископами Сарскими и Подонскими, состоят из небольших кусков самого грубого холста. О том же говорит и академик Е. Ознобишин в 70 г.г. прошлого столетия.

99) „Истор. описание московского Ставропигиального Донского монастыря”. И. Е. Забелин. 1893 г. „Летопись архим. Донского монаст. Антония”, 1592 г., в предисловии к „Вкладной Книге” монастыря.

- 50 -

старых актах, как городок „Сиротин”, еще в XVI и XVII в.в. Он был расположен на острове, между рукавами Дона, где лет 60 тому назад еще были заметны валы, ямы и вообще остатки укрепления. В окрестных крутых оврагах и балках находят старое казацкое оружие, подземные в горах ходы, гроты с потайными выходами, в которых казачество укрывалось от внезапного нападения татар. Городок Гребни был где-то ниже Сиротина. Предание говорит, что он был при устьях Донца, между тем как рязанский митроп. Стефан, в сказании о Гребневской иконе Божией Матери, в 1712 г., утверждает, что городок этот был при устьях р. Чира. В „Книге Большого Чертежа” (стр. 42) против устьев р. Калитвы, впадающей в Донец с левой стороны, отмечены „Гребенныя горы”, без всякого объяснения этого названия. Могло быть, что городок Гребни был где-то в этих местах, хотя признаков существовавших там укреплений пока не найдено. Вообще древние казачьи городки устраивались всегда в малодоступных местах, большею частью на островах Дона и Донца и обносились простым земляным валом с плетневыми турами. Жилища также были очень просты, из плетня или камыша, обмазанный глиной, а потому с течением веков от них никаких следов остаться не могло. Кроме того, острова Дона часто смывались водой и уносили с собой все признаки прежних казачьих жилищ.

Станицы Кременская и Качалинская также относятся к старым казачьим городкам. В 10 вер. от ст. Трех-Островянской и в 4-х от развалин городища, называемого Качалинским, возвышается большой бугор, под названием Иловлинский Маяк, с которого открывается обширный вид на степи верст на 100 и откуда казаки в старое время наблюдали за движениями татарских полчищ. В недалеком расстоянии от этого Маяка находятся такие же возвышенности: Суханова Дуброва, Варламов Мыс, Анохин Мыс и др., слывущие в народе под именем Венцов. У подошвы их, по берегу старого русла Дона, есть остатки древних городищ: на одном из них заметны следы когда-то существовавшего там металлургического завода. В ближайших горах находят залежи железной руды, колчедана и др. В этих же местах был прежде старый казачий городок Рига, а потом Паншинский.


В начало страницы

На главную страницу сайта