Е. П. Савельев

“Степан Разин” Акт четвертый.


– 57 –

Действующие лица
Четвертого акта

Картина 1-я

Иосиф — астраханский митрополит, старичок небольшого роста, с редкой седенькой бородкой и постоянно трясущейся головой. Одет в черную рясу с скуфейкой на голове. Говорит слабеньким голоском.
Федор — соборный ключарь, плотный,с брюшком, затяжно кашляющий.
Прозоровский — воевода.
Львов — князь.
Служка митрополита — тайный сообщник Разина, неопределенных лет, говорит тонким елейным голоском, низко кланяясь.
Стрельцы — первый и второй и другие, которых слышны только голоса.
Иван Красулин — стрелецкий начальник, тайный сообщник Разина, и несколько стрелецких голов.

Картина 2-я

Воевода Прозоровский, на боевом коне, в кольчуге и доспехах.
Прозоровский Михаил — брат воеводы, на коне и в доспехах.
Князь Львов — на коне и в доспехах.
Стрельцы, казаки, дьяки, купцы, дети боярские, жены и дети их и народ, вооруженный кто чем попало.
Фрол Дура — стрелецкий пятидесятник, верный воеводе, великан, вооруженный длинным ножом.

Акт ІV-й

Картина 1-я

(Астрахань. Покои митрополита. С низким потолком комната, убранная в темный цвет. Налево в широком деревянном, с высокой спинкой кресле сидит митрополит Иосиф; рядом с ним в таком же кресле сидит соборный ключарь Федор; направо — воевода Прозоровский и князь Львов, уныло повесив головы. Служка митрополита то и дело наливает им в серебряные стопки прохладительные напитки, приговаривая с низкими поклонами: Отцы родные, прошу отведать... сам готовил... Отцы мои)...

Сцена происходит накануне штурма Астрахани Разиным 20 июня 1670 года.

Явление 1-е

Митрополит.

(Качая головой)

Ох быть беде, быть гневу Божию на нас, —
Изныла вся душа моя.

Прозоровский.

(Вздыхая).

На тя, о Господи, надежда наша!
Да укрепи наш град, спаси.

Князь Львов.

Богоотступник, богохульник и злодей!
Как зверь свиреп и своеволен
И не щадит достойных слуг царя:
Всех вешает, казнит, иных сажает в воду
И нас на кол грозится посадить.

– 58 –

Прозоровский.

О Боже наш, спаси, укрой, помилуй!

(Все вздыхают и крестятся. Ключарь затяжно кашляет).

Митрополит.

(Утирая слезы).

Восстал на Бога, на Христа...
Не признает постов и церковь отвергает.
Дерзнул поднять проклятый страшный меч,
Копье антихриста и на кого-ж?
На православного московского царя,
Помазанника Божия, избранника народа,
И адской прелестью своей и злобой сатанинской
Смутил весь край.

Ключарь.

— Как терпит Бог?

Враг окаянный, беззаконный,
Безбожный... кхе-кхе... (Затяжно кашляет) еретик...
Задумал что... какое дело...
Аж жутко вспомнить обо всем.

Львов.

(Уныло).

Восстали все, измена всюду...
Везде предательство, обман...
Все дышит злобой и крамолой,
И положиться не моги
Ни на кого.

Митрополит.

(Тряся головой).

— О Боже, Боже!

Излил фиял ты гнева своего
На нас многострадальных чад своих...
Не попусти в конец... да минет чаша...
Простри десницу, защити...

Львов.

Стрельцы и те нам изменяют,
Передаются все к нему,
`Забыв присягу, честь и совесть.
Посадский люд и тот идет.

Митрополит.

(Возводя очи).

Клятвопреступники... О Боже!
Спаси, Заступница, укрой,
Мать Пресвятая... (Крестится) Вся надежда
На тя, Всепетая, на тя.

Прозоровский.

(Растерянно).

Кого просить, кого молить?
Царицын взят, Камышин сдался
И Черный Яр им разгромлен...
Вся Волга занята злодеем, —
Гонцов нельзя в Москву послать.

– 59 –

И степь волнуется: Ногаи
Давно дерутся меж собой,
Калмыки тоже, и татары
Резню затеяли как раз,
Малыбаши и Енбулаки,
Знать враг и их перемутил.
А Тарлыков, гонец наш верный,
Чрез Терек посланный, пропал:
Иль кем убит, или повешен, —
Известий нет о нем давно.

Львов.

(Возбужденно).

И даже подлые холопы,
Что волей Божьей нам даны
Во власть и вечное владенье,
И те подняли нос, грозят, —
Кому же? Боже, господину,
Властителю законному из тела и души.

Ключарь.

О Боже мой, неслышанное дело,
Чтобы владыкой стал холоп;
Чтоб низкий раб поднял бы руку
На господина своего.

Прозоровский.

Последний век мы доживаем;
Перевернулся свет верх дном.
Идет антихрист, дьявол, хуже...
Восстал на Бога и царя.

Митрополит.

(Горестно).

Ох, быть недоброму чему-то!
Не даром нам послал Господь
Виденья, знамения, трусы, —
Земля дрожала, будто мост,
Когда проедут с чем тяжелым...
В хоромах видели ведь вы,
Не мало трещин появилось;
И даже куры, говорят,
С нашестей падали на землю...
К чему все это? не к добру.
Все за грехи нам посылает
Явленья эти Бог Господь.

Львов.

Купцы нам сказывали, будто
Погиб весь город Шемаха
От труса этого.

– 60 –

Прозоровский.

— Слыхали

Об этом все уже давно;
А вот был в Тереке недавну
В одну из пятниц, — день несчастный,
Такой удар из-под земли,
Что все попадали как пешки,
Когда нечаянно ногой
Толкнешь их.

Ключарь.

— Тоже говорят,

Что в церкви Рождества Пречистой
С полночи до семи часов
Какой-то зык был колокольный...
Клянутся Богом сторожа.

Львов.

И в церкви тоже Воздвиженья
Всю ночь шумело что-то.

Прозоровский.

— Да.

Воры Богдана Сакмышева
В апреле месяце тогда
Убили в городе Яике.

Митрополит.

А мне недавно донесли,
Когда заутреню служил я,
Стрельцы, стоявшие в кремле,
У врат Пречистенских... Пришли,
Зело запыхавшись, дрожат
И молвят мне: владыко, чудо
Мы видели в полночный час...
Как будто небеса разверзлись
И искры, точно из печи,
Посыпались на город...

Прозоровский.

— Боже!

Митрополит.

За ними змей, дракон крылатый,
С дыханьем огненным... и вдруг
Со страшным треском разорвался
Над головами; дым и смрад
Пошел по городу...

Прозоровский.

— О Боже!

Да укрепи наш град, спаси. (Все крестятся и вздыхают).

– 61 –

Митрополит.

(Строго).

Поститься, строгий пост народу...
Вина и пива бы не пить...
А табаку, под страхом смерти,
Чтоб не курил из них никто.
Умилостивить Бога надо
И Мать Пречистую его.

Прозоровский.

Да, да, владыко, пост, молебны...
И крестный ход бы каждый день
Вокруг Белгорода и стены
Все окропить святой водой.

Ключарь.

Назначь, владыко, пост... Исполним,
Что повелишь ты... Образа
С хоругвями поднимем ныне-ж
И стены все пообойдем.
На пьяниц, паче-ж сквернословов
И на табачников на всех
Анафему скажи, владыко.

Митрополит.

Скажу, скажу. Помилуй нас,
Мать Пресвятая... (К служке) Кто шумит там?

Явление 2-е

(В другой комнате шум и говор. Служка бежит туда и скоро возвращается)

Служка.

(Кланяясь).

Владыко, там пришли к тебе... (Шум усиливается).

Митрополит.

(Тревожно).

Да кто пришел там, говори!

Явление 3-е

(В дверях показываются два стрельца, первый и второй, говорят наперебой).

Служка.

А вот идут... (К входящим). Сюда, родные!

Первый.

Отец, владыко! помолись
За нас, за грешных... Вновь явленье...

Второй.

На небе знамение... Страх!

Первый.

У врат Пречистенских стояли...
Всю ночь мочил нас с градом дождь...

Второй.

А к свету стал такой-то холод,
Что мы дрожали как зимой.

– 62 –

Первый.

И вдруг мы видим... Ох, владыко...

Митрополит.

Да говори-же, что-ж молчишь?

Первый.

Стояли мы... (Мнется на месте).

Второй.

(Протягивая руки).

— Благослови!

Первый.

(Делая то же).

Благослови, владыко, нас! (Митрополит благословляет).

Прозоровский.

(Вскакивая).

Да говорите же, скоты!
Что-ж вы томите нас напрасно?

Второй.

Сейчас расскажем по порядку.

Первый.

Как стало уж светать совсем...

Второй.

Стояли мы у врат с Митюхой...

Первый.

Явленье вдруг на небесах...

Второй.

Явилось знамение...

Прозоровский.
(Сердито).

— Дальше,

Что было, — толком говори!
На небе видел что с Митюхой?

Первый.

Играют радугой столбы,
А сверху круг с венцом таким же.

Прозоровский.

А после что?

Второй.

— А я Митюхе говорю:
Отбудем свой черед, пойдем-ка
Владыке скажем обо всем.

Первый.

(Разводит руками).

И вот пришли.

Второй.

(Кланяясь и уходя).

— Прости, владыко,

И помолись за грешных нас.

Первый.

(Делая то же).

Не осуди, — набрались страху...
Всю ночь дрожали напролет...

Явление 4-е

(Уходят. Служка их провожает. Все стоят в недоуменьи. На дворе вновь шум и крики).

Явление 5-е

Служка.

(Испуганный, вбегая).

Владыко! князь! князь-воевода!
Стрельцы бунтуют... все идут...

– 63 –

Львов.

(Грозно).

Бунтуют? что?

Митрополит.

— Ох, горе наше!

(Шум, стук и крики на дворе усиливаются. Все в тревоге).

Явление 6-е

Голоса стрельцов.

— Где воевода? — Князь где Львов?
— Пусть выйдут к нам! — Ага, боятся!

Прозоровский.

(К служке).

Позвать Красулина Ивана
И всех стрелецких с ним голов! (Служка уходит).
Что будем делать мы, владыко?

Львов.

(Растерянно).

Да научи-ж, святой отец!

Митрополит.

Все в руцех Божиих... Молитесь...
Он не оставит слуг своих.

Явление 7-е

(Входит Иван Красулин и несколько стрелецких голов. Все кланяются воеводе и Львову и подходят под благословенье митрополита).

Прозоровский.

(Красулину).

Иван, скажи, что там такое?
Зачем стрельцы пришли сюда?

Красулин.

У нас нет денег и запасов.

Один из голов.

Служить без денег не хотят. (Шум на дворе продолжается).

Явление 8-е

Прозоровский.

(Открывая окно, к стрельцам).

Что ж вы хотите?

Голоса стрельцов.

— Вот где ты!

— Отдай нам деньги! — Заслужили!
— Идти без денег на убой
Мы не желаем! Слышишь ли?
— Ограбил нас и прикарманил
Все наше жалованье, плут!
— Всю казну царскую присвоил,
А нам алтына не даешь?

Прозоровский.

Я все отдал.

– 64 –

Голоса.

— Давай вперед,

А в долг служить тебе не будем!
— Всегда вперед ты нам давал!

Прозоровский.

Казны мне царской не прислали,
Но я вам выдам из своей.

Митрополит.

(Прозоровскому).

И от меня рублей шесть-сотен...
Из монастырской прикажу
Тысченок пять им выдать ныне-ж.

Прозоровский.

(Стрельцам).

Владыко жертвует пять тысяч
Из монастырских сумм для вас,
Да от себя рублей шесть-сотен...
И я вам выдам, что смогу.
Довольно вам?

Голоса.

— Благодарим!

Да только, чур, давай скорее,
А то без денег пропадем.

Прозоровский.

Я сам об этом позабочусь...
Иван Красулин выдаст вам... (Убедительно).
А вы уж, братья, дети, стойте
За православного царя!
Богоотступнику-ж, злодею
Не поддавайтесь...

Голоса.

— Постоим!

Прозоровский.

И поработайте за церковь,
Святую мать... прошу... молю... (Кланяется).
И жизни не щадя, постойте
Против изменников, врагов!
И будет вам такая милость
От православного царя
И верных слуг его, какая
Не сможет вам взойти на ум.

Голоса.

(Грубовато).

— Уж постоим за вас и церковь,
Давай лишь денег поскорей!
— За вас мы головы положим,
А уж в обиду не дадим.

Прозоровский.

(Повеселев, Красулину).

А про воров, Иван, что слышно?

– 65 –

Красулин.

Да появились, говорят,
В протоке, Болдинском, в Кривуше...
Не знаю, „сам” он там иль нет? (Все вскакивают).

Прозоровский.

(Тревожно).

Так близко? Боже, сохрани!

Львов.

(В ужасе).

Что ж ты молчал? Уж под стенами!
В порядке все у вас, аль нет?

Красулин.

(Спокойно).

Готовы к приступу давно мы...
Ворота камнем завалил
И по стенам расставил стражу...
Пищали, сабли, бердыши
Раздал посадским и народу...
Чего бояться нам, скажи?

Стрелецкие головы.

(Один за другим).

— Бояться нечего нам сброда.
— Почти пять-сотен по стенам
Тяжелых пушек... —Зелья-ж хватит...
— Осаду сразу отобьем.

Митрополит.

(Подняв руку со слезами).

Дерзайте, братья! поборитесь
За дом Пречистой, Пресвятой...
Заступницы... Христову церковь...
И за великого царя...
Сражайтесь мужественно, чада,
С изменником, врагом Христа...
И всех, приявших смерть во брани,
Награда ждет на небеси...
Великая награда, братья!
И мученический венец.
И на земле продлит вам веки,
Кто будет жив, Господь Бог наш
И царь великий, милостивец,
Вас не оставит, верных слуг.

Прозоровский.

(Кланяясь).

Постойте, братья!

Львов.

— Слезно просим...

Одна надежда лишь на вас.

Красулин и головы.

— Служить мы рады государю...
— Не пощадим и живота...
— Костьми все ляжем под стенами,
А уж не выдадим ворам.

– 66 –

Прозоровский.

Идите... Зорко же смотрите...

Львов.

(Спохватившись).

А немцы как?

Красулин.

— Ушли давно

На стругах в море, лишь остался
Один их Бутлер, капитан.

Львов.

(Удивленно).

Ушли?

Прозоровский.

— Ушли? Нам изменили?

Головы.

— Ушли. — Уплыли. — Страшно им
Встречаться с Разиным опять, —
Не любит он людей наемных.

Львов.

А Штраус где?

Красулин.

— Да то-ж ушел.

Один из голов.

Остался Бутлер с Видеросом,
Да князь Черкеский Каспулат
С людьми своими.

Львов.

— Сколько-ж их?

Красулин.

Да так, с десяток наберется.

Прозоровский.

(Уныло).

Дела плохие. А ногай?

Львов.

Мурза ногайский обещался
Нам помогать?

Красулин.

— Давно ушли,

Далеко в степь. (К головам). Идем, ребята,
Не ровен час, не прозевать-б.

Явление 9-е

(Раздается гул колоколов на всех башнях крепости. Все поспешно выбегают. Остаются лишь митрополит и служка. Митрополит падает на колени пред иконой).

Служка.

(Бегая по комнате и возглашая).

На суд! на суд! на страшный суд
Бояр отступников зовут!
Пришла пора всем расквитаться,
Рабовладельцам-палачам,
За кровь народную, злодеи!

– 67 –

Картина 2-я

Явление 1-е

(Улица в Астрахани. Прямо видна стена крепости с башней. Слышны пушечные выстрелы. По стенам бегают стрельцы и подают руки взбирающимся по лестницам казакам. Налево, ближе, видна соборная колокольня с папертью. Шум и смятенье. По средине улицы показывается на боевом коне, в кольчуге и доспехах воевода; его окружают дьяки, купцы, дворяне, дети боярские и др. Народ бежит с копьями и саблями. Бьют в тулумбасы. Появляется на коне брат воеводы Михаил Прозоровский, а потом и князь Львов.)

Воевода Прозоровский.

(Подняв саблю, громким голосом).

Дерзайте, братья! Поборитесь
За церковь... мать... царя... молю...
Не выдавайте... дружно, дети!
Постойте мужественно... ох!

(Падает на землю, пронзенный в бок, налетевшим на него холопом).

Явление 2-е

(Подбегает верный слуга, схватывает воеводу и, пробираясь сквозь толпу, тащит его в собор. За ним со стоном и плачем бежит митрополит, склоняясь на грудь воеводы седою головой).

Холоп.

(Неистово кричит, потрясая копьем).

Смерть всем боярам, лиходеям!
Смерть всем насильникам! Смерть им!

Народ.

(Яростно).

— Бей всех дворян! — Детей боярских!
— Бей пушкарей! — Бей, не жалей!

Явление 3-е

(Начинается страшное избиение дворян, купцов и боярских людей. Пораженный пулею Михаил Прозоровский падает кувырком с лошади. Князь Львов, сшибленный колом, летит на землю. Казаки на стенах и на башнях рубятся с верными защитниками города, но те, видя кругом измену, прыгают со стен. Чернь их добивает. Стон и вопли. Купцы и бояре с женами и детьми бегут в собор и запираются решетчатою железной дверью. Стрелецкий пятидесятник, великан Фрол Дура, верный воеводе, с длинным ножом стал у входа в собор, стараясь не подпустить никого.)

Явление 4-е

(На площади появляются с окровавленными саблями казаки. Народ радостно их приветствует).

Народ.

(Казакам).

— Сюда, сюда, отцы родные!
— В соборе все! вот тут они!

Фрол Дура.

(Размахивая ножом).

Не подпущу!...умру на месте..,
Но надругаться вам не дам! (Казаки на него нападают).

Казаки.

— С дороги прочь, холоп паскудный!
— Дорогу, слышишь, казакам!
— Погибни, пес, холуй боярский!

Фрол Дура.

Умру за веру и царя!

– 68 –

Умру, умру, как подобает
Христо воину!.. О-ох!

(Падает под саблями казаков. Казаки стреляют в собор сквозь решетчатую дверь, потом выламливают ее и врываются во внутрь).

Явление 5-е

(Площадь наводняется разъяренными казаками. Появляется одетый в богатый кафтан Разин. Толпа неистовыми криками приветствует его).

Народ.

(К Разину).

— Спаситель наш, отец, заступник!
— Смиритель наших палачей!
— Степан, Степанушка родимый!
— Защитник бедных и вдовиц!

Разин.

(К народу).

Дарую я всему народу
Свободу, равенство и свой казачий круг,
Казачье наше управленье!
Отныне нет у вас бояр,
Дьяков, подъячих и приказных...
И все дела их сжечь сейчас!

(Казаки и народ бегут и приносят из приказной избы связки дел и, свалив их в кучу, запаливают).

Где воевода Призоровский?

Казаки.

— В соборе все купцы, бояре!
— И воевода там лежит
С проткнутым боком, стонет люто!

Разин.

Представить всех ко мне на суд!

Явление 6-е

(Казаки вбегают в собор и скоро выводят оттуда связанных по рукам бояр, купцов и других. Раненого Прозоровского выносят на ковре. За ним идет в слезах митрополит, поминутно крестя трясущейся рукой лицо воеводы).

(Прозоровскому).

Ты вот, голубчик, где укрылся?
Пришлось нам свидеться опять.
Кто виноват — подскажет совесть
И пусть рассудит нас народ.

(Берет под руки воеводу и ставит его на ноги. Тот стонет и еле держится).

Пойдем, дружище, потолкуем, —
Мне нужно кой о чем спросить.

Митрополит.

(Наступая на Разина).

Злодей! Разбойник ты! проклятый!
Что хочешь, дьявол, от него?

– 69 –

Не дам! Уйди, клятвопреступник!
Дай хоть спокойно умереть!

Разин.

(Спокойно, отстраняя рукой митрополита).

Уйди, уйди, монах, не время
Нам толковать теперь с тобой!

Митрополит.

(Неистово).

Не дам, разбойник, душегубец,
Исчадье ада, сатана!

Разин.

(С досадой, казакам).

Прочь отведите! что стоите?

(Казаки за руки отводят митрополита. Тот, опустив голову, плачет).

(Прозоровскому).

Иди-ж, не бойся... так.., смелее...
Вот храбрый воин, видно — князь!

Митрополит.

(Подняв руку).

Анафема, злодей проклятый! (Плачет).

Явление 7-е

(Разин ведет Прозоровского на колокольню и скоро оба они показываются в просвете окна. Разговор их еле слышен).

Разин.

(Воеводе).

Скажи... не хочешь? где? согласен?

(Тот отрицательно качает головой).

Ну так пеняй сам на себя!

(Толкает воеводу вниз головой. Тот летит и разбивается на смерть. Из груди связанных бояр и купцов вырывается звук ужаса).

Явление 8-е

Разин.

(Сойдя с колокольни).

Мой суд короткий: смерть злодеям!
Смерть всем боярам и князьям!
Смерть всем насильникам народным,
Всему отродью их... Смерть всем!

(Указывает на толпу связанных. Казаки яростно набрасываются на них и избивают).

Митрополит.

(С отчаянным воплем бежит в собор).

О Боже правый, милосердный,
Прости грехи рабов твоих!

Явление 9-е

Разин.

Мой суд закончен. Разрешаю
Забрать богатства всех бояр,
Купцов, дьяков, детей боярских
И подуванить меж собой!

– 70 –

Ввести народное правленье,
Казачий круг, казачий строй,
Как надлежит стране свободной!

(Казакам)

Народ к присяге привести
На верность народоправленью
И атаманам-молодцам!

(Возвышая голос)

Чтобы клялись: князей-тиранов
И всех изменников-бояр
Со всем их пакостным отродьем
Искоренять и выводить,
Чтоб смрадным духом их не пахло,
Чтоб все забыли на Руси
Про рабство, гнет людей крещенных;
Чтоб каждый был казак душой
И жил, как предки наши жили,
Служил лишь Богу и земле,
Руси великой и свободной!

Народ.

(Кричит).

— Смиритель наших лиходеев!
— Ура, наш храбрый атаман!

— Степан, Степанушка, ура!
— Свет Тимофеевич, ура!


В начало
Оглавление
На главную страницу