Е. П. Савельев

“Степан Разин” Акт третий.


Действующие лица
Третьего акта

Картина 1-я

Казаки донские и запорожские, татары, черкесы, армяне и греки-торговцы, молодые казачки и девушки в своих национальных костюмах, сходных с малороссийскими, в цветных сафьянных сапожках и с лентами в косах.
Степан Губан — почти пропившийся.
Пожилые казаки — песенники.
Слепцы — рылешники (лирники), вереница с поводырем, поющие „лазаря”.
Веселая компания из молодых казаков и баб — певцы и танцоры.
Мовочка — красавица-танцорка.
Войсковой есаул — с тростью и круг казаков.
Корнила Яковлев — войсковой атаман в полном наряде с булавой в руках.
Евдокимов Герасим — боярин, царский посол, бородатый, в боярском наряде.
Дьяки (двое).
Разин со своими казаками, Бабa с запорожцами, Черноярец, Лазарка, Ларка и Старый казак, в кругу Разина.

Акт ІІІ-й

Картина 1-я

Явление 1-е

(Апрель. Майдан (площадь) в г. Черкаске. По средине его стоит высокая молодая верба. Налево виден Дон, часть деревянной стены, окружающей город, и раскат (низкая башня) с пушками; направо пятиглавый деревянный собор (главы шестигранники с крутыми шестискатными крышами) и курени казаков на высоких фундаментах с двускатными крышами и галереями вокруг. Майдан полон народа: тут и донские, и запорожские казаки, татары и черкесы, продающие сафьян, конское убранство, бурки, ковры, паласы и проч.; армяне и греки, предлагающие молодежи сушеные фрукты, кишь-мишь, разные лакомства, нардук (сладкое питье из вареного арбузного сока) и проч. Молодые казачки и девушки в своих национальных костюмах, сходных отчасти с малороссийскими, татарскими и греческими: цветного сафьяна сапожки, шелковые шаровары, на замужних — кубелеки, а на головах — цветные колпачки и шапочки, отороченные мехом, а на девушках — вышитые полотняные рубахи, поверх которых короткие цветные юбки, на шее — монисты, а на головах украшенные жемчугом сеточки, из-под которых по спине спускаются длинные заплетенные в одну косы с красной или голубой лентой на конце.

– 46 –

Шум, гам, смех и песни. Составляют танок (хоровод). Одна из молодух голосистая заводит песню, ее подхватывают все, держась друг дружке за руку и медленно двигаясь по кругу. В танке принимают участие и молодые казаки, которые, заломивши папахи набекрень, пританцовывают и притоптывают в такт песне, а некоторые и подпевают или только выкрикивают „хи-ха, хи-ха, хи-ха-ха”, или „ну што, ну што, ну што-што”, причем выделывают самые замысловатые коленца).

ХОРОВОДНАЯ ПЕСНЯ. (Мотив на Дону известен)

 

При долинушке калинушка стоит,
На калине соловей-птица сидит,
Сладку ягодку калинушку клюет;
По долинушке мой миленький идет,
Он в подарочек камовачку несет.
Ты, камовачка, камовачка моя,
Камовачка белкудрявчатая,
Мелкошитая — узорчатая,
Не давайся ты, камовачка, развертываться
Как немилому, постылому, негаданному.
Развернись, моя камовачка, для милого дружка,
Разудалого молодчика донского казака.
Как сегодня мне молодушке невесело спалось,
Из похода дружка милого всю ноченьку ждала.
Встала, встала я, молодушка, все раннею зарей,
Погнала я гусей-лебедей на быструю реку,
Повстречала там негаданно я милого дружка.
Мил хороший, мил пригожий под Азов город ходил
Мне молодушке от турчина подарочек привез,
Как сафьяны черевички, серьги с чистой бирюзой,
Еще шелковый платочек, пояс с бисерной каймой.

Явление 2-е

(В середину танка вскакивает пьяный Степан Губан и начинает выделывать самые уморительные фигуры, выкрикивая сиплым голосом слова песни; при попытке его перевернуться через голову, танок с визгом и смехом разбегается.)

Губан.

(Лежа на земле поет).

Меня кстили и пустили,
Ишшо бабу подарили...
Хи-ха, колеси,
Дай-ка выпью, не проси!

(Встает и шатаясь уходит, повторяя одно и то же).

Явление 3-е

(На сцену появляется несколько подвыпивших пожилых казаков, которые, обнявшись и медленно подвигаясь вперед, поют и доселе известную на Дону песню).

– 47 –

ПЕСНЯ.

(Кубыть).

Как во ключика,
Во студеного
Добрый молодец
Он коня поил,
С красной девочкой
Разговаривал;
Ой ты, девица,
Раскрасавица,
Ты напой коня,
Коня доброго,

Услужи-уваж
Мне усталому,
Я за то тебя
Подарю казной.
— Ах ты, мил дружок,
Млад донской казак,
Мне не надобен
Твой подарочек,
Дорога твоя
Ласка теплая.

Явление 4-е

(Справа от собора появляется вереница слепцов-лирников, которые, медленно подвигаясь вперед, поют гнусавыми голосами „лазаря”).

Явление 5-е

(Появляется веселая компания из молодых казаков и баб; все поют и танцуют; к ним пристает и Степанка Губан. Между бабами выделяется своей красотой и грациозной пляской известная в то время в Черкаске танцорка Мавочка. Казаки выкидывают сложные колена и после каждой строфы выкрикивают: „Ну што, ну што, што-што-што”. Появление Мавочки на Майдане вызывает общий восторг. Отовсюду слышны голоса: „Мавочка загуляла! Мавочка идет! Ах какая Мавочка”. Степанка Губан идет „вприсядку”).

Песня Мавочки.
(Мотив на Дону известен).

Щебетала ласточка на заре,
Расплакалась девица по косе.
По русенькой косынке девичьей,
На беленьком камушке сидючи.
Горюч, горюч камушек подо мной,
Он жжет мои ноженьки нежные.
Ах, батюшка, батюшка родненький,
Сними меня с камушка белого.
А батюшка доченьку не жалел,
Снят с белого камушка не схотел.
Горюч, горюч камушек подо мной,
Он жжет мои ноженьки нежные.
Ах, матушка, матушка родная,
Сними ж меня с камушка белого.
У матушки жалости не стало,
Сы белого камушка не сняла.
Горюч, горюч камушек подо мной,
Он жжет мои ноженьки нежные.

– 48 –

Ах, миленький, миленький мой дружок,
Сними меня с камушка на песок.
Ах, девица, девица красная,
Подай свои рученьки белые.

Явление 6-е

(На майдане появляется войсковой есаул).

Есаул.

(Подняв трость, кричит).

Атаманы-молодцы, сходитеся в войсковой кру-уг!

(Казаки сходятся в круг).

Явление 7-е

(В средину круга входит под бунчуком с булавой в руках войсковой атаман Корнила Яковлев, а за ним с двумя дьяками царский посол Герасим Евдокимов с грамотой от царя Алексея Михайловича).

Есаул.

(По знаку атамана кричит).

Пай-памолчи, атаманы-молодцы! (Все стихает).

Евдокимов.

(Важно, обращаясь к кругу).

Великий государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всея Великия, и Малыя, и Белыя России самодержец и многих государств и земель восточных и северных отчин, и дедич, и наследник, и государь и обладатель, велел всех вас, атаманов и казаков, спросить о здоровьи. (Подает грамоту войсковому атаману).

Казаки

(Кричат, махая шапками).

— Благодарим за честь, за ласку!
— Служить готовы мы царю!

Евдокимов.

И шлет снаряды и припасы
На трех бударах по реке:
Свинец и зелье, хлеб и сукна
И денег всем по пять алтын.

Казаки.

За все за милости, подарки
Челом мы бьем ему, челом! (Другие повторяют то же).

Корнило.

(Есаулу).

Пусть помолчат!

Есаул.

(Кричит, подняв трость).

— Па-па-молчи,

Гей, атаманы-молодцы!

Корнило.

(Евдокимову, подняв булаву).

За милость царскую, за ласку
Служить мы рады все ему.

– 49 –

Пошлем с тобой к нему станицу
Сказать, что все мы бьем челом...

Явление 8-е

Разин.

(Внезапно появляясь).

Бей лбом, пока он треснет!

(Подходя к Корниле).

Холуй московский, говори,
Куда станицу снаряжаешь?

Казаки.

(Стоящие ближе к Корниле).

К царю... с боярином в Москву...

Корнило.

(Запинаясь).

Ну да... к царю в Москву... станицу
Куда же больше мы пошлем?

Евдокимов.

(Неуверенно).

Великий царь и государь...

Разин.

(Грубо, обрывая).

Молчать, московская свинья!
С тобой еще я потолкую.

(Своим казакам, стоящим позади).

Вы как решите, братцы? а?

Казаки.

(Наперебой, входя в круг).

— Сменить Корнилу с атаманства!
— Сменить предателя, сменить!
— Он не казак, а плут продажный!
— Продал права казачьи, пес!

(Голоса со всех сторон).

— Долой! — Сменить! — Сменить и баста.
— Что в зубы дурню нам глядеть?

Разин.

(Хватая за грудь Евдокимова).

Ты от кого сюда приехал?
Всю правду, слышишь, говори!
Тебя послал к нам кто? бояре?
Аль может скажешь: царь прислал?

(Тряся за грудь).

Да говори-ж, кацап проклятый!

Евдокимов.

Великий царь и государь...
Меня прислал к вам с милостивой
Своей грамотой...

Разин.

(Грозно).

— Нет, врешь!

Ты от бояр сюда приехал
За мной подсматривать... Ну на-ж!

(Бьет Евдокимова по лицу, за ним бьют и казаки).

– 50 –

В мешок его! в мешок и в воду!

Корнила.

(Бросаясь к Разину).

Ты что-ж? разбойничать начал?
Негоже так, ой как негоже!
Я атаман тут, а не ты.

Разин.

(Гневно).

Нет, я, проклятый кармазинник!

Корнила.

(Указывая на Евдокимова).

Ведь это царский есть посол.

Разин.

(С иронией).

Посол — обглоданный масол.
Зачем пришел, то и нашел!
Владей-ка войском ты своим,
А я владеть буду своим,
А не сумеешь — в куль да в воду!

(Казакам).

Валяйте, братцы, всех их в Дон!

(Указывая на дьяков).

А тех на цепь, — мы их допросим.

Явление 9-е

(Казаки бросаются на Корнилу и его сторонников, те вырываются и убегают. Евдокимова сажают в мешок, тащат к Дону и бросают в воду).

Разин.

Вот так его! Тащи! бросай!
Переловить всех богатеев
И на ночь в воду посадить!
Казну ж и разные пожитки
Снести сюда, пустить в дуван!

Казаки.

— Идем! — Идем ловить Корнилу!
— Казны он много накопил! (Уходят).

Явление 10-е

Разин.

(Вдогонку казакам).

Его мы только постращаем,
А уж других не пощадим.

Явление 11-е

Один из казаков.

(Подходя).

В собор вскочили и заперлись,
Теперь забьются под престол.

Разин.

(Спокойно).

Пусть там сидят...
Сбирайте в круг всех.

– 51 –

Черноярец.

(Громко).

Гей, атаманы-молодцы!
Сходитесь в круг, казачий круг!

Явление 12-е

(Казаки собираются и тесным кольцом окружают Разина. Над ним на высоком древе развевается бунчук).

Разин.

(Медленно, с чувством и громким голосом, став на возвышении и сдвинув папаху на затылок).

Послушайте меня, товарищи и други
И Дона Тихого свободные сыны!
И вы, сподвижники, вы, братцы-запорожцы,
Лихие рыцари и храбрые бойцы!
Одно отродье мы, одной мы колыбели,
Одна по жилам в нас казачья кровь течет
От предков-витязей, что поле оглашали
Победным кличем в прежние века,
Что Дон и Днепр нам кровью отстояли,
Костьми-могилами усеяли холмы.
В наследье мы, потомки, получили
Свободу, равенство и свой казачий круг!

Казаки.

— Так, так! Свой круг, свой круг!
— Свобода, равенство у нас!

Разин.

(Продолжает).

Мы все равны, все от рожденья братья, —
Старшого нет у нас, а младший равен всем.
Воюем, миримся, дружим мы с кем желаем (Возвышая голос).
И власти над собой... ничьей не признаем!

Голоса.

— Ничьей! — Ничьей не признаем!

Разин.

(Поднимая саблю).

Тому порукой наши честь,
Да вострая казачья сабля!

Голоса.

— Сабли, сабли есть у нас!
— И честь казачья нам порукой!

Разин.

Средь нас не может быть холопов и рабов,
А слово „господин” нам даже ненавистно,
Как турскому султану кличка „гиур”!

Голоса.

— Рабов не может быть у нас!
— Мы все равны и все свободны!

Разин.

Сто слишком лет тому назад казачество донское
Свою подмогу предложило русскому царю

– 52 –

В борьбе с его и нашими старинными врагами,
Султаном турским, крымцами, ногаями и всякой татарвой,
Ходили под Ливонию, Литву, со шведами дралися,
Охотников послали под Казань,
Сломили Астрахань, ногаев разгромили,
Отдали Грозному далекую Сибирь,
Спасли Москву от ляжского сиденья;
По берегам Азовского и Черного морей,
От Ясских гор до быстрого Дуная,
По Тереку, Кубани и Куме,
По нижней Волге до Яика
И далее в Сибирь — по Оби, Иртышу
И на восток до самого Амура, —
Все мы прошли, все покорили мы,
Повольно все, без понужденья, —
Понудить нас никто не смел —
В кругу казачьем так решили,
И подарили все Москве
За так, за нет, за честь одну казачью,
Для торжества Христа над Магометом,
Врагом казачества, гонителем славян!

Казаки.

— Для дела, чести мы служили!
— Кто смел понудить нас? Никто!
— За веру бились с басурманом!
— Во имя Господа Христа!
— Наш стяг известен во Царь-Граде,
В Крыму, Синопе и Баку!
— Азов дрожит под нашим кличем,
Ногай трепещет и бежит

Старый казак.

Про басурман сказал ты верно, —
Не раз томился я в плену
В Крыму, Азове и Стамбуле...
Паскудный, пакостный народ, —
Христа не знают, махометы,
Пытают, держат на цепи,
Как псов каких...

Казаки.

— Такое дело!

Старый казак.

(Продолжая).

Потом в неволю продают.

– 53–

Разин.

И тридцать лет тому назад
Азов преподнесли Москве мы.
За что? за честь! Возьми, владей!
На нашей памяти „азовское сиденье”.
Вороты там (указывает), на паперти лежат.
Из крепости сюда их притащили
На память молодым о подвигах отцов.

Казаки.

—Мы помним все „азовское сиденье”!
— Забыть могилы нам нельзя
Отцов и дедов, в битвах павших.

Разин.

А что за подвиги мы эти получили
От жадных воевод, бояр и от царя?
По пять алтын, шматок сукна на брата
Да горсть гнилой муки... Не так ли говорю?

Казаки.

— Для нас что стоят их подачки?
— Зипун не выйдет из сукна!
— А из муки хорошая калмычка
К „Цыган-царе” не сварить будану. (Смеются).
— То не мука — песок, не хлеб, а глина,
Которой и у нас не мало на Дону.

Разин.

Мы, вольные от века казаки,
Подачек получать за подвиги свои
От сытых воевод, князей, бояр
И подлых крыс, дьяков приказных,
Не можем, не должны, нам стыдно брать, —
На то у нас есть копья, сабли,
А с ними мы добудем все,
Как деды наши добывали
И жили лучше нас, вольней!
Подачки может брать лишь раб,
Слуга покорный господина,
Холоп, попавший в кабалу,
Или продавший свою душу
Безвольный, слабый человек,
Тирану жадному, тирану-палачу,
Но не казак свободный, вольный,
Как эта степь, как Тихий Дон,
Как волны моря на просторе!
Мы сами все возьмем мечем,
Добудем золота и сукон,

– 54–

Как мы на Каспии добыли
И на Дон все перевезли.
Согласны-ль вы?

Казаки.

— Идем с тобою!

— Идем с тобою под Азов!
— Глаза уж больно нам мозолит!
— В Крыму обшарим берега,
Потом с Синопу проберемся
И Трапезунд не обойдем.

Разин.

Не время нам с азовцами возиться, —
Почище дело есть у нас:
С царем нам нужно посчитаться
И бусор сбить со всех бояр,
А то уж больно расплодились,
Как вши в казачьей учкурне! (Казаки смеются).
Народ в холопов обратили
И разорили всех дотла!
Бесправный люд в неволе стонет
И ждет защиты лишь от нас! (Громко).
Их Грозный царь не перевешал,
Так перевешаем их мы!
Переведем мы это племя
И не оставим на завод,
Чтоб смрадным духом их не пахло,
Чтоб не осталось и семян!

Казаки.

(По одиночке).

— Идем с тобою, атаман!
— Идем мы все против бояр!
— Житья от них не стало люду

И даже рылом пруться к нам,
Как будто воля уже пропала
И мы подвластны стали им!

Голоса.

— Идем! — Идем все на Москву!
— Идем с тобою! — Смерть боярам!

(Разин дает знак помолчать).

Есаул.

(Кричит, поднимая трость).

Пай-па-а — молчи, атаманы-молодцы! (Гул стихает).

Разин.

Царь окружен боярами, князьями
И льстивою приказною толпой!
И из-за ней не видит он,

– 55–

Что именем его творится на Руси;
Что жадные обманщики, владея как рабами,
Крестьянами, как собственным скотом,
Запуганным, голодным и забитым,
И уж на нас, свободных казаков,
Забористые руки налагают
И подкупы алтынами чинят,
Как будто сами мы не сможем
Добыть себе цветные зипуны,
Вино и хлеб и золото в придачу!
Ужель казачий дух остыл,
И сабли наши притупились?
Доколе ж будем мы терпеть?
Иль ждать пока бояре
Нас перевешают, как псов?
Иль вы забыли казнь Ивана,
Ивана Разина?

Казаки.

— Идем!

— Восстанем все мы до едина
С Хопра, Медведицы, Донца!
— Спасем народ от угнетенья
И волю прежнюю дадим!

Бабa

(Покачивая головой).

Крапивно семя плодовито,
Не перевишаешь их всих.
Гукнуть бы надо запорожцам,
Не много их теперь со мной...
Тысченок пять бы привалило, —
Вот то бы добре, дило смак.

Разин.

Гукай скорее, пусть за нами
Идут немедленно, а мы
Заутро выступим на Волгу
Нас тысяч десять будет всех,
А там с Медведицы пристанут
И с Бузулука привалят.

Казаки.

— Спешить нам надо! — Что там медлить
Пока Москва не схомянулась
И нам отпора не дала!

Старый казак.

— А патриарх? попы что скажут?
Нам всем анафемой грозит.

– 56 –

Разин.

Что-ж патриарх? его мы знаем, —
Рабовладелец, как и все:
Продал Христа, продал и совесть
И жизнь в роскошестве ведет.
К чему попы? (Возбужденно). На что нам церкви?
Венчаться что ли? Вот сказал!
Берите девок и пляшите
Вокруг вербы, что вот стоит.
Валяйте, братцы, кто желает.

(Казакам).

А вы сыграйте им под пляс!
Ну-ну, живее! Вот так штука!
Ведь так бывало в старину, —
Вокруг ракитника венчались,
А птицы пели им псалмы.

(Несколько молодых казаков схватывают за талии девушек и при общем хохоте танцуют вокруг вербы, растущей тут же, на майдане.)

Степанка Губан.

(Приплясывая и выкрикивая слова своей обычной песни, схватывает подвернувшуюся Мавочку).

Ходи, Мавочка, во всю,
Покажи свою красу!
Хи-ха, чепуха,
Оженюся от греха!
Меня кстили и пустили
И невесту подарили...
Мавочка, веселей,
Черявичек не жалей!

(Мавочка несется в в пляске, как баядерка, Степанка идет вприсядку. Появляются сопилки и бандуры. Танец принимает вид дикой оргии. Даже старый Бабa крутенько садит гопака. Общий хохот).

Разин.

Вот вам попы! Катай, ребята!
Мы так венчались в старину.
Давай вина! Катите бочки!
Открой подвалы, погреба!

Явление 13-е

(Казаки выкатывают в круг бочки, выбивают чепы, наливают и пьют. Музыка и танцы).

Разин.

(Громко, держа кружку).

Вот как пирует Тихий Дон!


В начало
Оглавление
На главную страницу