Е. П. Савельев
"Донской Литературный сборник", выпуск I
Страница 41-42


— 41 —

Кто виноват?

Я видел — преступников гнали в цепях;
Их лица угрюмо глядели;
Под мерный их шаг на усталых ногах
Оковы уныло звенели.
Я взор их случайный старался поймать:
Тупую покорность лишь встретил
И больше не мог ничего прочитать,
Но злобы я в нем не заметил.
Стоял пораженный я, будто во сне,
И сердце болезненно сжалось во мне,
Но тайный в груди моей голос шептал,
Его я с душевною скорбью понял,
Что люди те пали в неравной борьбе,
И мы виноваты в их горькой судьбе.

Я видел страданья вдовы молодой,
Ее безнадежные грезы,
И вопли малюток, убитых нуждой,
И горькие детские слезы.
Тоску и печаль их души молодой,
Доверчивой, нежной, невинной,
И взор их запуганный с робкой мольбой
Понял я душой потрясенной
И думал: что жизнь им сулит впереди?
И сердце болезненно сжалось в груди,
И тайный, но внятный мне голос шептал,
Давно мне знакомый, его я узнал,
Что жизнь их пройдет вся в борьбе роковой,
И мы доведем их до жизни такой.

— 42 —

Я слышал голодные стоны дeтей:
Друг к дружке прижавшись сидели
В нетопленой хате они, из очей
Их кротких слезинки блестели.
Все хлеба просили они у отца,
Но тот, истомленный, не слышал,
Взглянул, отвернулся, — хоть жаль без конца
Голодных детишек, — и вышел.
Я взгляд тот убитый, безсильный, немой
Понял своей чуткой, смущенной душой,
И сердце болезненно ныло мое,
А голос знакомый твердил все свое,
Что люди от голода гибнут средь нас;
И мы виноваты в том тысячу раз.


Оглавление
На главную страницу сайта