Евграф Савельев

Крестьянский вопрос на Дону в связи с казачьим.

Историко-статистический очерк.


Глава VII.

"Пали рабские цепи тяжелыя".

- 34 -

В первой половине прошлого столетия на Дону рабство царило в полной силе, как и в центральной России и Украине. Крестьян продавали, меняли на лошадей, охотничьих собак, проигрывали в карты и вообще распоряжались ими как своей неотъемлемой собственностью, живым инвентарем. Главным невольничьим рынком была ярмарка в слободе Криворожье Донецкого округа, куда привозили для продажи крестьян также из других губерний и невольников из Азии.56).

Хотя некоторые донские писатели, современники крепостного права, и говорят, что будто бы рабство на Дону не могло пустить глубоких корней, в виду его кратковременного существования, а также соседства свободного казачьего населения, так или иначе влиявшего на крестьянскую массу и служившего живым примером свободы личности и инициативы своего труда, но это влияние могло сказываться только на крестьянах, оставшихся в мелких имениях среди станичных юртов, в округах 1-м и 2-м Донских, Усть-Медведицком и Хоперском, но не на крестьянской массе, загнанной в глушь Миусского и Донецкого округов, где казачий элемент почти отсутствовал и где царили такой гнет и произвол, которые памятны и до сих пор старожилам. Школ в крестьянских поселениях не было, а потому там стояла беспросветная тьма. Невысоким развитием отличалось и свободное казачье население. Царила военщина "николаевских времен". Люди с образованием, в особенности с университетским, были редки, да и те, по существовавшим тогда законоположениям,

-----------

56). Статист. описание земли войска Донского. 1822-32 гг. Очерки по истории торговли на Дону. Стр. 36. Е. П. Савельев.

- 35 -

не пользовались образовательными правами, как в остальной России, а потому в казачьей среде веса никакого не имели. По отзывам современников, образование на Дону к 60-м годам не только не подвинулось вперед, но даже пошло назад.57). Дон в этом отношении отстал от остальной России на целое столетие. Неудачи под Севастополем в 1854-1855 гг. показали рабской России всю ее косность и отсталость о просвещенного запада. С восшествием на престол Александра II Русь облегченно вздохнула. Приближалась эпоха реформ. Начались подготовительные работы по улучшению быта крестьян, как предвестники скорого их освобождения. Рескрипты государя даны были в ноябре 1857 г. и только в следующем году, в мае месяце, съехавшееся, по случаю выборов, донское дворянство постановило приступить к улучшению быта своих "подданных" и определило на расходы по этому делу собрать по 30 коп. сер. с каждой ревизской души.

Рескриптом государя 6-го июня 1858 г. было повелено открыть в войске Донском комитет на общих основаниях, данных к руководству дворянству других губерний, Комитет, в составе семнадцати членов (вместе с председателем), был открыт атаманом Хомутовым 21-го сентября того же года. В нем была выработана общая программа действий, округа разбиты на участки и разосланы по помещичьим имениям "статистическия таблицы" с тем, чтобы владельцы имений, под наблюдением членов комитета, дали бы ответы на все предложенные программой вопросы и доставили их не далее 1-го декабря того же года. Рассылая эти таблицы, члены комитета, видимо, сами хорошо не уяснили положение дела и оказали мало знакомства с экономической стороной дворянских имений, в виду чего собранный материал дал поразительные результаты: в большинстве граф стояли одне только точки, а на вопрос "сколько грамотных крестьян и какие существуют способы для распространения грамотности", не редко получались красноречивые ответы в подписях таблиц: "помещица" (такая-то), а за нее "неграмотную с личной и рукоданной просьбы подписал (такой-то)"...

В общем своде сведений о донских имениях, составленном комитетом весною 1859 г., значится всех крестьян 102,086 душ; из них дворовых – 13,538, издельных – 85,993 и оброчных – 2,555 душ, между тем как по ревизским сказкам

--------------

57) Н. Краснов. Материалы для географ. и статист. России 1863 г. Стр. 216-229.

- 36 -

10-й ревизии крестьян числилось 143,682 души, в числе которых 2,407 душ дворовых. Вышла разница на 41,600 душ.58).

Желание ли скрыть истинное положение своих имений, или обыкновенная дворянская апатия были этому причиной, но только комитет приступил к составлению проекта положения об улучшении и устройстве быта донских крестьян, не имея под руками почти никаких статистических данных. Проект все-таки был составлен и в мае месяце 1859 года был представлен военному министру.

Хотя в царском рескрипте и не говорилось прямо об освобождении крестьян, а предоставлялось самому дворянству "по собственному вызову его, составить предположения о новом устройстве быта крестьян" и предлагалось "ограничить свои права на них и подъять трудности преобразования, не без уменьшения своих выгод"59); но эти царские заботы об устройстве быта своих подданных, основанные на доверии дворянству, не нашли полного сочувствия среди членов донского комитета, и они, скрепя сердце, волей-неволей должны были покориться необходимости. Эта была их обязанность пред престолом. Бурно встретили они предложение о наделении крестьян усадебной и полевой землей. (Гл. IV и V Полож.). Комитет разделил помещичьи имения на многоземельные, имеющие более 10 дес. земли, среднеземельные – от 7 до 10 дес. и малоземельные – менее 7 дес. на крестьянскую душу 10-й ревизии. Сообразно этому, был определен и крестьянский надел: для первых имений – в 3 ¾ дес., для вторых – 3 и для третьих – в 2 ½ дес. на каждую муж. ревизск. душу. Усадебная земля, в 800 кв. саж. на двор не включалась в счет полевого надела.

Относительно денежной платы за пользование помещичьей землей (гл. VI) был назначен оброк в размере 6% со стоимости десятины по десятилетней сложности дохода, а именно: одна десятина была оценена в 56 руб., поэтому крестьянин должен был платить за нее 3 р 36 к. в год, что при среднем наделе в 3 дес. превышало 10 руб. за каждый надел.

Глава X проекта Положения о порядке приведения его в действие была разбита на две части: первая относилась к имениям обмежеванным, в которых проект применялся во всех своих частях, а вторая – к необмежеванным и переселяющимся,

-------------

58). Труды Дон. войск. Стат. Ком. Вып. I, 1867 г. Стр. 90-93.

59) Манифест 19-го февраля 1861 г.

Труды Стат. Ком. В. I, стр. 95-98

- 37 -

в которых применение новых начал было условно и временно, впредь до обмежевания или переселения. Для приведения в действие этого положения назначалось три года.

За несколько месяцев до обнародования Манифеста и Положения 19-го февраля 1861 г. о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, в Новочеркасске была образована комиссия, имевшая назначением своим привести в ясность количество и размер помещичьих имений и вообще приготовиться к принятию и обнародованию нового закона. Манифест и Положение были получены в Новочеркасске с флигель-адютантом Дурново 16-го марта, и комиссия к этому времени не сделала почти что ничего. Однако, новый закон был немедленно обнародован по области чрез чиновников особых поручений атамана и начальника штаба. Все обошлось без особых затруднений, если не считать некоторых мелких безпорядков и недоразумений с крестьянской массой в Усть-Медведицком, Донецком и Миусском округах, кончившихся телесными наказаниями отдельных лиц и возникших, по отзывам современников, по неуменью окружной администрации взяться за дело, а также и строптивости некоторых начальников экзекуционных команд.

Положение о крестьянах к имениям обмежеванным применялось без особых затруднений, а также не встречалось больших препятствий в применении его и к имениям, хотя и не обмежеванным, но сидевшим на своей земле. Совсем другое дело вышло применить это положение к имениям, оставшимся без переселения на станичной земле, крестьяне которых жили между казаками, не имея ни определенного надела, ни своего места для усадьбы. Такие имения подлежали переселению на свободные войсковые земли, но владельцы их своевременно не воспользовались этим правом и, таким образом, оставили своих крестьян на произвол судьбы. Другие помещики получили уже в собственность на крестьян наделы из войсковых земель в Донецком или Миусском округах, куда и переведены по окладным книгам, между тем как крестьяне их остались жить в станичных юртах, не желая расстаться с своим, хотя и небольшим, но трудами нажитым хозяйством, а также и с теми удобствами, которыми они издавна пользовались между казаками. К тому же перспектива получить три десятины где-то там, за десятки и сотни верст, никого не прельщала. Крестьяне хорошо знали, что помещикам на них, по 8-й ревизии, нарезали по 15 и 20 десят. земли, что в среднем по 10-й ревизии на каждую ревизскую душу

- 38 -

приходилось по 12 десятин, между тем, как им давали где-то там только по 3 или 4; остальная же нарезанная на них земля, около ¾ всего количества закреплялась в собственность помещиков. В таких неурядицах, т. е. в выселении крестьян на отводимые им войском наделы по уставным грамотам, нередко даже с употреблением силы, прошло более 10 лет. Не лучшие удобства получили крестьяне при вырезке им наделов и в имениях обмежеванных или сидевших на своей земле: луга, водопои и леса остались во власти помещиков, за пользование которыми крестьяне должны были входить в весьма невыгодные, но вынужденные сделки с владельцами. Всем этим делом руководили мировые посредники, вышедшие из той же чиновной или помещичьей среды. Интересы крестьянского населения поддержать было некому. Явление это замечено не только на Дону, но и в других губерниях и даже в более острой форме.

Судьба безземельных дворовых людей и бывшей домашней прислуги была еще печальней, чем их собратьев крестьян-пахарей. Дворовые люди, согласно Положению 19-го февраля (ст. 9), должны были остаться при прежних обязанностях до 19-го февраля 1863 года, а прислуге из крестьян, согласно ст. 8 Местн. Полож., предоставлялось право отказаться от земельного надела. Потом циркуляром министра внутренних дел от 17-го июня 1861 г. № 2, разъяснено, что дворовая прислуга, названная безземельными крестьянами, имеет право возвратиться в свои семейства, если она взята из семейств, живущих на пашне, или просто сесть на пашню, а в случае нежелания – избрать род жизни.

Таким образом, по статистическим данным на 1866 г., когда положение крестьян разных категорий, после ряда трений, достаточно определилось, крестьянское дело на Дону стояло в таком виде: на наделах осталось 120,193 ревизской души (по 10-й ревизии); из них крестьян-собственников, т. е. выкупивших у помещиков, при помощи правительственной ссуды, (в 4,170,028 р.) свои душевные наделы, – 41,535 душ с 133,258 ½ дес. земли, в среднем около 31 руб. за десятину. ,

Выкупивших наделы без пособия от правительства – 4,982 души, заплативших за 6,220 дес. 173,043 руб. 66 к., – около 28 руб. серебром за десятину. Прекративших обязательные отношения к помещику, согласно ст. 123 Местн. Полож., т. е. получивши в дар ¼ надела, отказались в пользу помещика от остальных ¾ – 9,712 душ, с 9,969 дес. 2,213 саж. земли.

- 39 -

Всего по всем родам сделок с помещиками прекратили с ними обязательные отношения 56,559 душ, приобревших 150,569 дес., за которые как ими, так и правительством уплачено помещикам 4,387,092 р. 28 к., не считая дополнительного платежа, который не всегда давался деньгами, а отбывался, по условию, работами.60).

Таким образом, войсковая земля, нарезанная безвозмездно (помещикам на крестьянские ревизские души (по 8-й ревизии), оказалась около ⅘ своего состава в руках помещиков и только ⅕ часть, а по иным сделкам и меньшая попала в руки крестьян, по цене повышенной, не существовавшей тогда на Дону – 28, 31 и 39 руб. (в мелкопоместных имениях).61).

Осталось без земли бывших дворовых и помещичьей прислуги 23,449 душ.

На переселение крестьян из станичных юртов войском выдано 540 семействам – 27 тысяч руб., по 50 руб. на семейство. Пособий от пожарного разорения – 13,336 р. На содержание мировых учреждений с 16-го марта 1861 г. по 1-е января 1868 г. – 467,709 руб. Из крестьянских поселений образовано 119 волостей, в которых числилось сельских обществ – 641. По отчету за 1864 год в крестьянских поселениях уже числилось школ 154, с 3,017 учащихся, из которых 180 девочек

На 1-е января 1869 года крестьян-собственников в области числилось 76,786 человек. Приобретенной ими земли по уставным грамотам – 153,536 десятин с саженями.

Покупкой:216 988 дес.   с   саж. 
Всего:      370 225 дес. 112 саж. 
Временно-обязанных муж. пола 51801
 
Безземельных крестьян, приписанных к волостям 19 205 душ. 62). 

-----------

60) Там же. Стр. 108-116.

61) Продажные цены на землю в 1868 г. на Дону существовали, средние: в Черкасском округе – 11 р. 20 к., в 1-м Донском округе – 14 р. 30 к., в 2-м Донском – 11 р. 25 к., Усть-Медведицком округе – 15 руб., в Хоперском – 17 р., в Донецком – 11 руб. и только в густонаселенном Миусском – 43 р. за дес. Арендная – от 40 к. до 1 р. и 2 р. за дес.

Стат. обозр. войска Дон. за 1868 г. А. М. Савельев. Новочер. 1869 г.

62) По ст. 14 Дополн. Правил 19-го февр. 1861 г. о крестьянах в земле войска Донского, дворовым людям, по прекращении, установленным порядком, обязательных отношений к помещикам, дозволено зачислятся в казачье сословие, по исходатайствовании на то согласия станиц.

- 40 -

Всего крестьянскаго населения330,089
В том числе мужского пола 167,041 
женского пола 163,048 
в 782 крестьянских поселениях:  
Казачьего сословия 708,658 
В том числе мужского пола 344,459 
женского пола 364,199 
Всего населения в области 1,038,747 

Следовательно, и в 1866 г. крестьянское население составляло около одной трети всего населения области.63)

-------------

63) Стат. обозр. войска Дон. за 1868 г. А. М. Савельев. В 1868 (утв. мн. госуд. сов. 29-го января) донским помещикам отведенная на крестьян земля была предоставлена в собственность.


В начало страницы
К следующей главе

На главную страницу сайта