Евграф Савельев

Крестьянский вопрос на Дону в связи с казачьим.

Историко-статистический очерк.


Глава X.

Значение иногородного элемента в экономическом развитии края.

- 68 -

Донская область в настоящее время – край преимущественно земледельческий. Несмотря на малокультурные приемы обработки земли, неблагоприятные экономические условия казачьего и крестьянского населения и упадок сельского хозяйства от естественных причин (засух и несвоевременных дождей), последствием чего урожайность хлебов в последнее десятилетие понизилась до "ниже средняго" и не превышала в среднем сам 6,5, Донская область в 1912 году, при урожае сам 4,1, дала избыток разных видов хлеба 95 миллионов пудов, в 1913 г., при урожае сам 10,28 – в 2 ½ раза больше, а за десятилетие, в среднем, около 135 миллионов пудов в год 87). При надлежащей же агрономической помощи и научных приемах, какие применяются в странах более культурных, производительность земли может быть повышена в 5 и 10 раз. Запасы плодородия почвы Донского края неистощимы, нужно только уметь взяться за дело и вступить в открытую борьбу с случайными пагубными атмосферными и другими условиями данной местности: предотвратить градобития, засухи, закрепить пески и овраги, уничтожить солончаки, облесить свободные пространства и проч. Но пока все это – дело будущего.

Вторым, по значению, промыслом на Дону стоит скотоводство, частью как самостоятельное (в Сальском округе), частью – тесно связанное с земледелием. Далее идет садоводство, с виноградством и виноделием. По статистическим данным за 1915 год под садами и дачами в области было:

------------

87)Памят. книжк. Обл. в. Дон. 1914 г. Стат. Отд. Изд. Обл. в. Дон. Стат Ком. – Отчет в. нак. атамана за 1915-й год

- 69 -

Частных лиц в юртах станиц103,014 дес.
На крестьянских землях8,61  „     
На землях частновладельческих14,360  „     
Под виноградниками:
В юртах станиц14,193  „     
Частновладельческих138  „     
На крестьянских землях29  „     

Четвертым видным промыслом является горнозаводский - добывание каменного угля и антрацита в Донецком бассейне и наконец, рыболовство в устьях Дона. Все остальные промысли имеют очень малое значение в экономическом развитии края, так как находятся еще в зачаточном состоянии.

Обращаясь к главному занятию жителей области – земледелию, мы, на основании приведенных в IX главе статистических данных, приходим к выводу, что на 1-е января 1916 г. на одну мужскую душу всего населения области было всей земли около 8.3 дес., удобной – около 6.8 дес. Но земля есть только один из факторов производства и сама по себе или вовсе не приносит дохода, или приносить таковой в самых незначительных размерах, в виде естественных произведений царств растительного и животного. С приложением же труда и капитала, земля получает громадное в производстве значение. Труд – один из важнейших факторов производства; но с одним трудом без капитала производительность земли ничтожна. Чтобы поднять ее производительность, необходимо умелое сочетание всех факторов производства: земли, труда, научного опыта и капитала. Капитал земледельца – это его инвентарь, его рабочая сила, орудия для обработки земли и постройки для хранения зерна и вообще продуктов производства, приобретающие тем большее значение в степном крае, что сбыт этих продуктов к торговым рынкам, по бездорожью, бывает иногда довольно затруднительным.

Удовлетворением земельной потребностью казачьего населения ведает войсковой земельный совет, который в целях и для усиления земельного запаса приобретает частновладельческие земли. За время с 1910 по 1915 год им куплено до 53,386 дес. Агрономическая помощь этого населения сосредоточена в Агрономическом отделении Областного Правления. Крестьянские общества и товарищества, для удовлетворения земельной нужды, прибегают к посредству крестьянского поземельного банка.

- 70 -

При содействии Донского отделения этого банка, с 1886 г. по настоящее время, приобретено земли:

  232 крестьянскими обществами196,071 дес.64 саж.
1,206 товариществами364,978     „ 1,344     „ 
Вымежевано 4,344 отрубов площадью66,190.     „ 2,016     „ 88)

Агрономическая помощь крестьянскому населению, направленная исключительно для участков единоличных владельцев, образованных при содействии землеустроительных учреждений, сосредоточена в областной землеустроительной комиссии. При содействии этой организации в настоящее время в области имеется 18,337 единоличных хозяйств, занимающих площадь 204,869 дес.

Современная война неблагоприятно повлияла на ход землеустроительных работ, так как в состав войск были призваны не только взрослые работники крестьянского населения, но также и домохозяева.

В течение 1915 года окружными землеустроительными комиссиями было утверждено 134 проекта землеустройства, касающиеся 146 земельных единиц, 7,795 домохозяев, входящих в состав и товариществ, и 90 мелких собственников, всего на площади 49,210 дес.; причем было образовано 2,018 единоличных владений на площади 18,505 дес., а на остальной площади в 30,705 дес. утверждены работы по групповому землеустройству, касающиеся 5,867домохозяев.89). Агрономической же помощи крестьянским обществам в области не имеется.

Казачье хозяйство, по отзывам войскового земельного совета, из года в год ухудшается и приходит в упадок, а само казачье население год от года беднеет. 90).

Если это так, то крестьянское хозяйство, как стоящее в несравненно худших условиях, нежели казачье, приходит уже в окончательное разорение.

Казак – земледелец-воин. Хотя он стоит в более выгодных условиях, чем крестьянин, по отношению пользования землей,

----------------

88)Через посредство банка крестьянские общества и товарищества могут приобрести землю только те, которые имеют наличного капитала от 50 до 100 р. на десятину, т. к. банковская расценка земель по округам стоит гораздо ниже существующих цен на земли, например: в Черкасском округе – 125-160 р. за дес. Ростов – 180 р., Таган.– 110-180 р.,.1 Дон.– 55 р., 2 Дон.–35 р., Усть-Медв.– 45-70 р., Хопер.– 90-115 р. Донецкого – 90-115 р. и Сальского – 90 руб.

89)Отчет атамана в. Дон. за 1915 г.

90)Обзор деятельности войскового земельного совета 1910-1015 г. стр. 153

- 71 -

но раз он обеднел настолько, что не может обрабатывать свою землю сам, тогда нет ему пользы от земельного пая, особенно состоящего в общинном владении. Такой казак сдает свой пай в аренду другому богатому казаку или крестьянину и выручает от него в низовых станицах – от 100 и 200 рубл. (цены взяты до войны; теперь же они значительно пали); в средних – во 2-м Донском округе – от 20 до 30 руб. и в верхних – от 30 до 50 руб., иногда немного более. Но разве этих денег достаточно для казака, обязанного быть в постоянной готовности к походу на службу в полном снаряжении на свои средства? Положение бедного казака нисколько не лучше положения бедного крестьянина, хотя в массе своей казак несравненно богаче крестьянина, так как он все-таки владеет своей земельной собственностью и имеет другие, помимо пахотной земли, угодья: луга озера, реки, леса, сады, огороды и проч., чего, в большинстве случаев, вовсе у крестьянских обществ нет.

Оставаясь в качестве обедневшего земледельца, казак-воин, выполняя весьма важную государственную повинность, заслуживает того, чтобы к нему были применены меры, предупреждающие его разорение. Одним из действительных средств борьбы с растущим обеднением казачества – это общий подъем культуры края; должны быть приняты меры к поднятию его производительных сил, основанные на подробном изучении причин переживаемого казачьим хозяйством недуга. До сих пор меры эти вырабатывались лишь в канцеляриях областных и окружных учреждений и представляли из себя бумажные проекты, приводившиеся в исполнение административными приказами, и только. Нет. Для поднятия казачьего хозяйства и усиления производительных сил земли нужны не приказы и бумажные проекты, составляемые теоретиками, а организации из людей опыта и науки; нужно подробное изучение почвенных и экономическо-статистических условий области; необходимо скорейшее введение на Дону земских учреждений. Без земства, без земской самодеятельности, Донской край придет в полный экономический упадок, богатый край обратится в пустыню.

Старые экономические устои, старые земледельческие приемы оказались отжившими; необходимо дать новые, основанные на науке и опыте; нужно дать будущим земским организациям больше земледельческой самодеятельности. Поэтому, в деле поднятия сельскохозяйственной культуры на Дону, размер казачьего земельного пая играет ту же роль, как и определение наименьшего количества казачьего движимого имущества, его инвентаря, рабочей животной

- 72 -

силы, а этой-то последней (животной силы) и не достает на Дону. Прежде был ее избыток, а теперь – недохват и очень большой Для обработки, хотя-бы даже по первобытному, несовершенному способу, 10-20 десятин, земледельцу необходимо иметь не менее одной лошади и двух пар волов с плугом и другими принадлежностями, без чего он не может быть назван хозяином, но современная статистика, как бы она несовершенна ни была, дает нам самые поразительные цифры, рисующие действительный экономический упадок донского земледельца, будь то казак, или крестьянин. Вот эти цифры за 1915 год:

Количество домашних животных в округах.
 ЛошадейНа одну душувсего населениялошадейРабочих воловНа 1 душуволов
Черкасском89.3760,2474.1200,19
Ростовском72.5120,2417.2950,05
Таганрогском170.2260,2439.4920,06
1-м Донском79.4950,23118.4690,34
2-м Донском63.6580,20124.5040,38
Усть-Медведицком79.2610,2598.1760,31
Хоперском92.2650,2796.9550,28
Донецком219.2200,30200.1610,27
Сальском96.7810,998.5500,59

Всего:962.7940,27827.5300,23

(Численность населения по округам приведена в IX главе).

Следовательно, на одну душу всего населения в округах области числилось немного более ¼ лошади или на 100 душ населения – 72 лошадей; рабочих волов немного менее ¼ или на 100 душ – 23 вола. Если предположить, что мужское население составляет ½ общего числа, а это в действительности так и есть, то на одну мужскую душу приходилось около половины лошади и менее половины рабочего вола. В настоящем же 1917 году, в виду усиленной поставки лошадей в войска (а эта поставка выразилась в сотнях тысяч), а также в виду скупки скота для продовольствия армии, – указанный выше вывод выразится в гораздо меньшей цифре.

По статистическим данным за 1915 год на 100 душ всего населения числилось гулевого рогатого скота 45.3 голов, овец и коз 61.8 и свиней 16.7.

В настоящем же году, ввиде указанных выше причин, а также возросшей на этих животных неимоверной цены

- 73 -

(до 30 руб. и более за пуд), надо полагать, что численность их уменьшилась больше, чем наполовину.

Помимо указанных выше случайных причин, повлиявших на уменьшение домашних животных, скотоводство и коневодство на Дону, за последние 30-40 лет, и без того сильно упало. Главная тому причина кроется в том, что попасы для скота положительно выбиты, выгоны, кроме полыни и других "неедовых" трав, ничего не дают, а о травосеянии и кормовых корнеплодов донское население пока еще и не думает, да и не знает, как за это дело взяться. Вот тут-то и нужна та агрономическая помощь населению, которая бы указала новые пути как к культуре хлебных злаков, так и к поддержанию если уж не промыслового скотоводства, то хотя бы к прокормлению живого земледельческого инвентаря, в виде рабочих лошадей и волов. Без этого капитала (а живая рабочая сила и есть самый необходимейший капитал земледельца), сельское хозяйство на Дону придет в окончательное разорение.

Выше сказано, что казачье население в отношении землепользования стоит в несравненно выгоднейших условиях, нежели крестьянское. И действительно, приведенные цифры красноречиво говорят, что в Таганрогском и Ростовском округах, населенных преимущественно крестьянами, на одну мужскую душу приходится менее поллошади, а рабочих волов только 0.10 или 0.12. Какою же силой крестьянин может обрабатывать для своего прокормления землю, да еще арендуемую по высокой цене, в среднем 16 рублей за десятину? Над этим вопросом нужно задуматься.

Вот такие-то создавшиеся условия в быту земледельца и заставляют казака бросать свой земельный пай и идти искать себе заработка на стороне: наниматься в полицейские урядники и стражники, городовые, в сторожа разных учреждений и проч., а крестьянина – батрачить.

Крестьянин в области исключительно земледелец; нужды у него те же, что и у казака, но экономические условия, как сказано выше, гораздо хуже. У него земля служит лишь временной точкой прикрепления, так как без аренды земли он прокормить себя не может, а эта аренда ложится на семью десятками и сотнями рублей. Капитал этот нужно извлечь от земли и еще приобрести на него живой и мертвый инвентарь. Вот почему большая часть крестян на Дону – не собственники земель,

- 74 -

а арендаторы и часто не за деньги, а из отработка, из "скопщины", из четвертой и даже третьей копны урожая, т. е. иначе говоря – даровые работники землевладельца или, еще хуже, скупщика станичных и войсковых земель – богатаго мироеда – кулака.

Имея рабочих животных, крестьянин еще кое-как может выбиться из положения дарового работника чрез посредство крестьянского поземельного банка, но в случай потери животных от падежа или воровства, он часто до гробовой доски остается в положении батрака, чужого работника. Крупный предприниматель от такого положения крестьянского люда выигрывает, но целый край, несомненно, теряет в производительности, так как труд крестьянина-хозяина несравненно производительнее труда крестьянина-рабочего. Крестьяне-хозяева, живущие оседло в селах и слободах, могут имет для покупки инвентаря кредит в местных кооперативных учеждениях; но где же найдут кредит случайные арендаторы, особенно те, которые сидят где-то там, в глухой Засальской степи, маленькими хуторками, хат в 5-6, да еще взявшие землю под отработку или из части урожая. Тут нужна и ветеринарная помощь, и страховка живой рабочей сылы от падежей, страховка хлеба от пожаров, градобитий и других народных бедствий. Но кормилец земли русской – серый мужичек, крестьянин-хлебороб до этого еще недоразвился и его к этим мероприятиям не привлечешь. В среде его еще стоит непроглядная тьма, царить серый, холодный мрак.

У казака земледельца есть подсобные промыслы, дающие ему местами хороший доход, как-то: садоводство с виноделием, рыбные промыслы, каменно-угольная промышленность, развивающаяся в последнее время на станичных землях, добывание соли, скотоводство и овцеводство, насколько оно допустимо по местным условиям, и др. Иногда эти промыслы бывают настолько выгодны, что казак отдает свой надел в аренду другому казаку или крестьянину. Ничего этого у крестьян, живущих на своих крошечных наделах (в 1 ¼ дес.) или чужих землях, нет.

В виду такого исключительного положения крестьянин находится в полной зависимости от случайных стихийных бедствий, влияющих на урожай хлебов, от повальных болезней на скот и проч.

Но трудолюбив и живуч русский народ. Несмотря на эти ужасные экономические условия,

- 75 -

он все-таки крепко держится за кормилицу-землю и с кровавым потом извлекает из нее для себя пропитание. Просветите эту темную среду, дайте культуру этому природному земледельцу и Русь-матушка станет неузнаваема.

Крестьянское население на Дону, в виду его трудоспособности и численности, вместе с иногородним элементом, имеет громадное значение в экономической производительности края. Эксплоатируя частные, войсковые и станичные земли и поднимая плугом дотоле девственные пространства, население это, главным образом, и создает ту ренту, на счет которой живут владельцы земель.

В борьбе труда с капиталом крестьянин нередко выходит победителем. Так, например, захватывая год от году в свои руки и барышы от земледелия и самые земли частных владельцев, крестьянин-собственник приобретает в экономическом развитии края тем большее значение, что ему предоставляется более полная возможность, чем арендатору, обратить бережливое внимание и на производительные силы своей земли и применить к ней более культурные приемы, по примеру, заведенному или у поселян-колонистов, или в некоторых богатых экономиях, где хозяйство поставлено на более рациональных началах. Хотя это удел немногих, сравнительно с общей массой местного и пришлого крестьянского населения, но отчеты Донского отделения крестьянского поземельного банка красноречиво говорят, что крестьянскими обществами и товариществами, чрез посредство названного банка, уже приобретена в собственность не одна сотня тысяч десятин. Войсковой же земельный совет в этом отношении почему-то мало оказывает деятельности.

Будем надеяться, что с поднятием агрономической культуры и улучшением экономических условий земледельческого люда, этот переход земель из рук частных владельцев (ничего общего с земледелием не имеющих) в руки крестьян землепашцев и казаков, скоро получит желаемое осуществление, хотя бы чрез посредство того же банка, или других организаций. Об этом уж должны позаботиться законодательные учреждения. Улучшение быта многомиллионного земледельческого населения есть дело общегосударственное.

Помимо крестьян-земледельцев, в экономическом значении области играют видную роль и иногородние:

- 76 -

купцы, промышленники, ремесленники, заводские рабочие и др. Прежде, в 60-х годах прошлого столетия, представители этих элементов являлись на Дон с хищническими стремлениями, чтобы нажиться и поскорей уйти туда, где им представлялось еще выгодней применить свою деятельность, но с течением времени на Дону осели и настоящие капиталисты, люди дела, опыта и знаний, люди личного труда. Большая часть рудников в Донецком бассейне, фабрик и заводов и разных промышленных заведений, крупных торговых фирм – основаны ими. Почти вся торгово-промышленная деятельность края находится в их руках. Предприниматели из иногородних вносят в дело, за которое берутся, больше знания, выдержки и терпения, как люди опыта и для этого капиталов не жалеют. Вообще производительность иногородних – выше производительности местного населения. За исключением нескольких видных донских предпринимателей и крупных владельцев каменноугольных копей, как, напр., братьев Парамоновых, вся промышленость края захвачена в руки пришлого элемента. Донские же капиталисты сидят сложа рук – крупные землевладельцы живут только арендой своих земель и деятельность их в культуре и экономическом развитии родного им края сводится к ничтожеству.

Значение иногородних, как промышленников, так и земледельцев, в деле колонизации края очень велико и влияние их на производительность Дона благодетельно. Правда, есть на Дону течение среди отживающего поколения, в особенности в среде прожившихся помещиков и разорившихся донских торговцев, о будто-бы неблагоприятном влиянии иногороднего элемента на казачье население области, клонящееся к "расказачиванию" казаков, но в основе этого течения лежат или личные счеты, или мелкий и узкий человеческий эгоизм; широты взгляда тут нет. Для казака-воина и земледельца, для казака-садовода и огородника или промышленника также нужна культура, как воздух и пища. Держать казака, как это было при деспотическом правлении, в старых условиях обособленности, ставит ему преграды для общения с русским промышленным и земледельческим людом – не в интересах общегосударственных. Впрочем, предоставим об этом высказаться самим казакам, всей казачьей массе, войсковому кругу. Двадцатый век настоятельно требует просвещения в самом широком значении этого слова; требует применения европейской культуры везде и во всем. Это показала нам современная война. Просвещение сгладить все эти шероховатости и покажет,

- 77 -

что на святой Руси и на Дону можно безбедно жить людям всяких профессий и особенно пахарю-земледельцу.

Путь теперь для самодеятельности всяким земледельческим организациям открыт; нужно только уметь взяться за дело.

Новочеркасск
1917 г.

Евгр. Петр. Савельев

Новочеркасск. Донская Епархиальная Типография


В начало страницы

На главную страницу сайта