независимый военно-общественный журналъ

посвященный нуждамъ и интересамъ казачества

432
№ 36-37
Гoлocъ кaзaчеcтвa

Кое о чем.

Наступает юбилей Отечественной войны. Газеты всех направлений помещают ежедневно те события, которые сто лет тому назад происходили в России, причем много внимания уделяется нашим донским героям, покрывшим себя и весь Тихий Дон неувядаемой славой. Все газеты трубят о подвигах славного нашего Атамана графа М.И. Платова.... Его нет в живых, но память о нем сохранилась и не изгладится, так как его имя записано золотыми буквами в историю России, в историю Дона. Мы, донцы, глубоко чтим его память, гордимся им; его заветы святы для нас, мы им следуем во всем... но только на словах, а не на деле. На деле совсем другое. Мы знаем, например, что граф Платов, много заботясь о распространении просвещения на Дону, был в то же время гонителем всех мод и вообще ложной цивилизации. Мы знаем, что он ни перед чем не останавливался, дабы перевести „донских щеголей”, и одного из таковых, встреченного им на улице с лорнетом в руке, посадил в дом умалишенных. А теперь... Придя из полка на Дон, мы спешим скорее снять с себя военную одежду и заменить ее европейским „щегольским” костюмом, сшитым „рассудку вопреки, наперекор стихиям”. Мы стараемся ни в чем не отстать от битой нами Европы. Теперешние потомки былых казаков стараются

№ 36-37
433
Гoлocъ кaзaчеcтвa

поскорее заменить „и нравы, и язык, и старину святую” на новый модный „европейский” лад, стараются изменить в корне и наше управление на Дону введением совершенно чуждых нам: городового положения, земства и т. д. Словом, все на новый лад!

Что бы сказал нам великий Платов, если бы восстал из гроба? Как бы он был неприятно поражен новыми порядками! Что бы он сделал со всеми сторонниками этих нововведений?

„Кто изменил Дону, кто хлопотал о всех этих новшествах на Дону?” – спросил бы он.

Выборные! Представители казачества, которые говорили и действовали от лица Дона!!

Грустно, не так ли?

Нет, тут что-то не так! Истинные сыны Дона не таковы. Слишком они любят свой тихий Дон и, верные старым традициям, не допустят на Дону хозяйничать пришлому элементу, прилагающему все старания к тому, чтобы расказачить Донскую область, перестроить ее на общеевропейский лад и стереть с лица земли ненавистное им казачество.

Но чем же объяснить действия наших выборных?

Как они попали в Государственную Думу?

Мы были слепы, посылая их в Думу, опьяненные их сладкими обещаниями и, как теперь выяснилось, не знали, кого мы посылаем, за кого голосуем, кого снабжаем полномочиями... Пример этот должен отрезвить нас и в новую Думу посылать теперь будем людей более надежных, истых казаков, а не тех, которые кажутся казаками только здесь, на Дону, а там, в среде сермяг и хохлацких зипунов, готовы ежеминутно изменить Дону и видеть в каждом единомышленнике, не казаке, „товарища”. Будем же особенно осторожны при недалеких выборах!

Донецъ.


В начало страницы
Оглавление
На главную страницу