независимый военно-общественный журналъ

посвященный нуждамъ и интересамъ казачества

№ 47.
521
Гoлocъ кaзaчеcтвa

Казаки-стрелки.

Многим, вероятно, известно, что у наших западных соседей, а также в Швеции и даже в нашей Финляндии, существуют многочисленные стрелковые общества.

Эти общества организуются отчасти на частные средства, а частью с помощью правительственной поддержки.

Видимая цель возникновения этих обществ – просто развитие стрелкового искусства в среде любителей этого дела – своего рода спорт, а скрытая цель, это – подготовка стрелковых дружин на случай войны.

Это те самые стрелковые дружины, которые в момент объявления войны занимают все пограничные проходы, естественные и искусственные, которых так много понаделали немцы на нашей границе, при помощи колючей проволоки, а так-же и вообще все, мало-мальски значительные, тактические пограничные пункты, удаленные от действующих войск.

Подобно тому, как ни один клочок земли не пропадает у немцев даром, так точно ни одна душевная склонность, ни одна черта человеческого характера не остается у них не использованной в целях государственной обороны.

Одна из самых естественных склонностей молодой натуры – любовь к стрельбе, прекрасно использована практическим немцем для общего блага.

Стреляйте себе в цель, получайте эстетическое удовольствие от этого, действительно красивого спорта, – и вы, незаметно для самого себя, не только без напряжения, но даже чрез одно сплошное удовольствие, выработаете из себя надежных защитников отечества в нужную для него минуту...

Вот это имеют в виду правительства этих стран, разрешая и поддерживая у себя вольные стрелковые общества.

К сожалению, ничего подобного мы у себя не видим.

Я не буду говорить о всей России, где быть может далеко не везде можно разрешить устройство вольных стрелковых обществ, т. к. ими могут воспользоваться для целей, ничего общего не имеющих с обороной государства от внешних врагов, но я имею в виду наше казачество, не только Кубанское, но вообще все русское казачество.

Едва ли можно встретить где либо большую любовь к стрельбе, как среди казаков.

Эта любовь, доходящая порою до страсти, передается у нас по-видимому по наследству от наших отцов и дедов, для которых меткая искусная стрельба была не предметом роскоши, а первой жизненной необходимостью: чтоб победить горцев в вековой борьбе с ними, надо было не только лучше их научиться ездить, рубить шашкою, но главным образом, надо было уметь стрелять лучше их. И наши деды умели так хорошо стрелять.

Ловкие, лихие наездники и искусные стрелки были горцы, но казаки оказались сильнее их во всех этих талантах.

И вот, я хочу сказать, что это-то драгоценное наследство остается у нас в забвении, неиспользованным и предоставленным к вымиранию.

Мы сорганизовали потешных, взявши за образец центральной России, и не придали им своего настоящего казачьего духа – не ввели боевой стрельбы, как обязательного занятия с потешными.

Говорить о том, насколько любит стрельбу наша казачья молодежь, особенно не приходится. Стоит только обратить внимание на то огромное количество охотников среди казаков, которого не встретить у иногородних. Страсть

522
№ 47.
Гoлocъ кaзaчеcтвa

к охоте, особая любовь к ружью, которая наблюдается почти у всех, не только взрослых казаков, но и у подростков, это та скрытая сила, которая дошла к нам по наследству от наших отцов и дедов.

И эту благородную страсть надо поддерживать всеми возможными средствами. К ней надо отнестись с заботливым вниманием, чтобы в нужную минуту ее можно было использовать для блага Родины. Искусственно этого, пожалуй, не создать. Когда угаснет в человеке эта искра, высеченная из души в тяжелые годы, уже не раздуешь из нее пламя в нужную минуту.

А таких минут еще много впереди.

Не следует забывать, что перевес все больше и больше клонит в сторону ружья.

Шашка отживает свою эпоху и, во всяком случае, применение ее в современных войнах крайне ограничено. Совсем не то, что было прежде, в славные времена Отечественной войны и в прошлую турецкую войну.

Теперь на полях сражения царит огонь.

Современному воину, какого бы он ни был рода войск, прежде всего надо уметь хорошо стрелять.

Чтобы уметь стрелять, помимо хороших качеств ружья, надо еще любить ружье, сжиться с ним, увидеть в нем, как это ни покажется странным – душу.

Для этого мало одного срока действительной службы. Надо, чтобы будущий воин с детства полюбил ружье и научился им владеть.

Первое у нашей молодежи есть; дело только за вторым: надо научить ее стрелять. И это вполне возможно.

С одной стороны, должно прийти на помощь правительство, с другой – кое-что может сделать и само казачество.

Казалось бы, что для развития стрелкового дела по станицам в среде подрастающих казачат можно и должно сделать следующее:

1. Казна отпускает бесплатно по 5-10 трехлинейных карабинов на станицу.

2. Отпускает станицам из ближайших артиллерийских складов патроны по специально удешевленной расценке (не 4, 5 коп. патрон, а хотя бы по 3 – 2½ коп.), с обязательством возврата стрелянных гильз.

Вот и все, что должна взять на себя казна.

Все остальное берет на себя Войско и станица.

Осенью, после сбора хлебов и окончания полевых работ, в станицах производится сокращенный курс стрельбы всем малолеткам, принявшим присягу в этом году.

Стрельба устраивается под наблюдением льготных офицеров на специально выбранных для этого безопасных стрельбищах.

Материал для мишеней, расстановка их, сцепление и проч. – все это на обязанности станичной администрации, патроны для этой стрельбы казна отпускает бесплатно.

Это, так сказать, обязательный курс стрельбы для малолеток. Но, кроме этого, каждая станица могла бы иметь у себя нечто в роде незамысловатого тира, т. е. специально приспособленного безопасного места для стрельбы.

Это или большой овраг, крутая гора или высокий обрывистый берег реки.

По праздничным дням в таком тире могут быть устанавливаемы разные фигурные мишени и на разных дистанциях.

Туда приносятся станичные карабины с запасом патронов. (Конечно, этим делом заведует ответственное лицо: урядник, вахмистр.)

И всякий казак, желающий стрелять, покупает себе нужное количество патронов (тоже по казенной расценке – 2-3 коп. патрон) и стреляет в любую мишень.

Конечно, здесь будут устраиваться призы в складчину, пари на попадание, явится соревнование и желание научиться стрелять. Сюда потянет народ от трактиров и пивных. Такой тир образует своего рода клуб, куда соберется в праздник и веселая молодежь, и скучающая старость.

Трудно даже представить себе все то оживление, которое внесет по станицам этот интересный, полезный и соответствующий казачьему духу спорт. Его нужно создать обязательно и теперь же. Это не роскошь, не простая забава, а предмет первой государственной необходимости.

Если все население России, способное носить оружие, не может или не хочет выучиться владеть им в совершенстве, то мы, казаки, обязаны это сделать.

Превосходные стрелки буры были побеждены англичанами. Но здесь просто дело было в массе, т. к. есть все таки предел, за которым никакое искусство не в состоянии одолеть. Англия задавила своею огромной тяжестью, своею численностью, этот маленький пастушеский народ, владеющим искусством удивительно меткой стрельбы.

Но мы, русские, не страдаем малочисленностью и задавить нас массою решительно никто не может, кроме разве одного только Китая.

И если бы мы только подучились хорошо стрелять, то нам не страшны были бы никакие нашествия и угрозы и уж, конечно, мы не терпели бы тех унижений, которые приходится испытывать нам теперь, хотя бы с этими несчастными Дарданеллами *) и бесчинствами австрийских поляков **).

А нам, казакам, так это нетрудно сделать. Нам всего только надо подновить, поддержать угасающий талант.

Шутка ли сказать, одно наше Кубанское Войско может выставить 200,000 казаков способных к бою.

------------
*) 1912.04.18 Турция закрывает Дарданеллы для судоходства (запрет продлился до 1 мая) в связи с Итало-турецкой войной. Прим. Кр. П.
**) В ответ на русское возрождение в подвластных ей областях Австро-Венгрия развивает геноцид. Сначала было проведено несколько показательных процессов над священниками и мирянами, переходившими в Православие и говорившими по-русски. Это так называемые «Процесс Ольги Грабарь» (1882), первый и второй Мармарош-Сигетские процессы (1912-1914) над закарпатскими крестьянами, целыми селами переходившими в лоно Православной Церкви (более 90 человек осуждены, тысячи же крестьян несколько лет жили на осадном положении). Прим. Кр. П.

№ 47.
523
Гoлocъ кaзaчеcтвa

200,000 великолепных стрелков – да ведь это страшная сила! Это был бы такой мощный кулак нашего Государства, перед которым смолкло бы все то ничтожество, в лице дряблой Персии*) и разлагающейся Турции, которая так беззастенчиво стала наступать нам на ноги, даже не извиняясь, после этой несчастной войны **).

Да, но для этого нам надо добиться искусства превосходной стрельбы и, конечно, как и во всяком деле, в котором желательно добиться совершенства, надо начинать с юношества. Надо использовать эту инстинктивную любовь нашего казачьего юношества к стрельбе и дать полную возможность к ее применению в жизни. Тем из станичных обществ, для которых эти мои слова не останутся холостым выстрелом, советовал бы теперь же войти с ходатайством о разрешении им открыть тиры и об отпуске казною 3-х лин. карабинов для этой цели и патронов по удешевленной цене. А если казна и поскупиться на бесплатный отпуск карабинов, то станицы не обеднеют, уплативши 100-200 рублей за 4-8 карабинов. Да и эти деньги общество может быстро вернуть назад, продавая патроны хотя бы на ½ коп. больше казенного расценка. Да, наконец, если нашлись такие станицы, которые выписывали себе старые пушки для холостой стрельбы, то тем более у нас найдутся средства на выписку ружей для более действительной надобности – для боевой стрельбы, а израсходованные деньги за патроны возвратит им само население.

Казна также останется при своем, так как от артиллерийских складов она получит те самые деньги, которые до того времени она получала от винной монополии.

И станице выгода: меньше станут пить, получивши хорошее здоровое развлечение; и Государству огромная польза; вместо вырождающейся с каждым годом слабосильной казачьей молодежи, она получит, в лице всего казачьего населения, превосходных стрелков, произведя только незначительную единовременную затрату по снабжению станиц карабинами.

Едва ли можно возразить что либо серьезное по этому поводу и едва ли откажут нам в этом ходатайстве, государственная польза которого так очевидна.

Можно возражать по мелочам, по форме, но не по существу.

Когда кругом нас все народы большие и маленькие спешно вооружаются и учатся стрельбе, нам некогда жевать этот вопрос: доказывать, убеждать, заседать и проч., а надо возможно скорее переходить к делу без проволочек и жалких, мелочных опасений.

---------
*) После заключения соглашения между Великобританией и Персией о противодействии российским планам на Ближнем Востоке, восстания в Персии против шахской власти в 1907-м году и последующем соглашении между Россией и Великобританией о разделении их сфер интересов на Азиатском континенте, согласно которому северная часть Персии отошла к сфере интересов России, южная – Великобритании, а центральная часть Персии должна была остаться районом концессий обеих договаривающихся сторон, был сделан важный шаг в оформлении Антанты – военно-политического союза, противостоявшего блоку Германии, Австро-Венгрии и Италии. Но события в Персии в 1911-м году привели к побегу шаха в Россию и в ноябре 1911 года посол России вручил правительству Персии ультиматум с требованиями восстановления порядка в Персии и обеспечения защиты экономических интересов России. После истечения срока ультиматума от 11.11.1911 г., войска России перешли русско-персидскую границу и заняли г. Казвин. Прим. Кр. П.
**) Итало-турецкая война (27.09.1911-18.10.1912)  Прим. Кр. П.

„К. К. Л.”


В начало страницы
Оглавление
На главную страницу