независимый военно-общественный журналъ

посвященный нуждамъ и интересамъ казачества

№ 47.
527
Гoлocъ кaзaчеcтвa

Старочеркасская станица (Дон. обл.)

Сыздавна Старочеркасск слывет за богатую станицу, и это, конечно – не-отрицаемая истина. Но это богатство было когда-то, лет 50 тому назад. В настоящее же время материальное положение станицы сильно изменилось. И я думаю, что не каждый казак этой станицы похвалится своим богатством. Возьмем, хотя бы, казаков-хлеборобов, число которых с 1907 г. осталось без изменения: ни больше, ни меньше. А почему? Если бы предложить этот вопрос кому-нибудь из г. г. спекулятором, то они бы, прежде всего, сказали бы, что это глупый вопрос. В 1907 г., когда был назначен в Старочеркасской станице передел земли, то, по тайной игре г. г. спекуляторов, был постановлен приговор, в котором было сказано: нарезать паевой надел вблизи станицы тем казакам-гражданам, которые могут сами засевать свой пай, т. е. нужно было иметь рабочий скот, плуги, косилки и т. п. Если же кто не имел этих орудий земледельчества, то ему нарезали пай за 70-80 верст. Этим и была достигнута цель спекулянтов. Если бы раздробили зажиточных казаков-хлеборобов по всей степи, то они могли бы арендовать по близости, кроме своего надела, еще у других казаков, не хлеборобов, десятин 50-60.

Спекуляторы предвидели это и, соединяясь вместе, устроили по своему: был составлен приговор, в силу которого всем хлеборобам-казакам пришлось засевать не больше своего надела, так как неудобным уже стало арендовать землю за 70-80 верст. Казакам-хлеборобам достались преимущественно первые №№ клеток, считая от 50-ти до 1500 паев, а остальные около

528
№ 47.
Гoлocъ кaзaчеcтвa

1800 паев попали в лапы спекуляторов. Эти паи они покупают, большею частью, за бесценок, за 30-40 руб., и притом за 2 и за 3 года вперед. Продают же они по 150-160 рублей за пай. В результате у каких-нибудь 10-12 кулаков получается ежегодно барыш около двух сот тысяч рублей. Из этого ясно видно, у кого находится богатство казаков.

После того что же остается делать казаку не хлеборобу? – Рыболовство? Но и рыболовство уже стало не то, что было лет 50 тому назад: вся крупная рыба вылавливается в весеннее время хищническим образом, и на лето остается в Дону только лишь „ласкирь”, да „кульдя”, – самая мелкая рыба. Прожить казаку очень трудно. Остается еще огородничество. Но и огородничество тоже находится в стесненном положении. А почему? – Земли нет, и почти нечего нарезать тем казакам, которые думают обзавестись своим хозяйством. Напр., казак приходит со службы, женится и отец отделяет его. Ему необходимо место под усадьбу и он обращается к обществу с заявлением об этом. Но общество как-то вяло решает эти вопросы, и таких заявлений собирается „под сукном” до 100 и более. Наконец, казак, не дождавшись приговора на просимое место, решается на самовольный захват и на этом месте строит дом. Но, атаманы, большею частью хуторские, при помощи сидельцев, приходят и раскидывают ему доски, ломают изгородь и т. п. Вот тут-то и становится горько и обидно казаку, что, прослуживши безупречно 3 года, думает заняться мирным трудом, но приходит „хозяин” атаман, и ломает и раскидывает то, что, может быть, было приобретено на последние гроши. Не так бы было горько и обидно, если бы этот способ не давать строиться на самовольном захвате, был применен для всех казаков-граждан. Но этого нет. Почему-то можно зажиточному казаку, у которого 10-12 десятин огорода, расширить свой двор и перегородить улицу, а только что начинающему строиться казаку – нельзя. Почему-то можно местным кулакам-спекуляторам строить громадные амбары, и занимать самовольно берег для ссыпки хлеба.

Так, например, был случай в хут. Арпачине Старочерк. станицы: 3 казака-соседа, по тесноте и низменности своих огородов, хотели двинуться домами на возвышенность, к улице, ширина которой около 100 саженей, но хуторской атаман без всякого предупреждения поразбил им доски и пораскидал их по улице.

В 150 саж. же от этого места местные кулаки торговцы бр. Бронские *) по самовольном захвате выстроили на берегу Дона громадный амбар, и устроили ссыпку хлеба, занявши этим около ½ десятины места. Берег же этот хуторским приговором был определен для пристани пассажирских пароходов. Спрашивается, почему же этот хуторский атаман ур. Зерщиков не стал разбивать амбар бр. Бронских, а ограничился только раскидыванием и разбитием досок у казаков, только что начавших строиться? Ответить трудно, но, вероятно, „рука руку моет, – никто ничего не знает”.

После таких станичных „распорядков” и при таких обстоятельствах трудно жить молодым казакам первое время без посторонней поддержки. Откуда же им ждать поддержки? Конечно, возможно поддержка со стороны родителей, но и родители, большею частью, имеют только для поддержания себя и своих малолетних детей.

Следовательно, материальной поддержки нет, и, в конце концов, в силу необходимости, казак идет к спекулятору и продаете ему свой пай на 2 и на 3 года вперед. Мало того, нужда заставляет его продать свой надел на один и тот же год 2-м и 3-м спекуляторам, после чего он уже делается мошенником и ему грозит тюрьма. Но до тюрьмы дело не доходит, г. г. спекуляторы его выручают и устраивают это так, что казак лишается своего надела годов на 10-12.

Лишившись своего пая и не имея места под усадьбу, он на последние гроши перебирается с своим семейством в город, рассчитывая на лучший исход. Но что может делать в городе человек, привыкший к полевым работам? Ничего. Сотый , может быть, устроится, а остальные гибнут. Детей разбирают родственники, жена возвращается к родителям, а казак, лишенный всего, опускается вовсе. Ему совестно возвращаться в станицу, где товарищи, конечно, осмеют его, и он остается в городе. Нередко приходилось, призванного на службу казака, привозить из города, и снаряжать на станичные деньги. После этого он уже делался еще и должником общества. Спекулятор же в это время бессовестно пользовался всем земельным наделом казака.

Из этого видно, как живет казак не хлебороб и какое его материальное положение. Богатеет известная часть, преимущественно спекуляторы, а казаки, при ловком обделывании делишек этих г. г. спекуляторов, бедствуют.

А. Г.

--------------
*) Иногородние. Ред.

 


В начало страницы
Оглавление
На главную страницу