независимый военно-общественный журналъ

посвященный нуждамъ и интересамъ казачества

508
№ 46
Гoлocъ кaзaчеcтвa

Сила не в силе, сила в любви.

Бывший депутат Терского казачьего Войска в 1-й Г. Думе, отставной урядник Димитров, в одной из кавказских газет, говоря о наших простых рядовых казаках, дает им следующую характеристику:

„Казаки, вообще, хотя и не просвещенный народ, но обладают природным чутьем и тончайшею проницательностью, склонны относиться критически к окружающему”...

К этой, безусловно верной характеристике душевных свойств казака я добавлю:

Истый казак самолюбив, обидчив или, как теперь принято выражаться в станицах, с большой „анбицыей”.

Эта отличительная черта казака, сильно разнит его от нашего русского крестьянина, долгое пребывание которого под гнетом помещиков наложило на него печать раболепия, приниженности. Насколько в крестьянине отсутствует сознание собственного достоинства, настолько же казак преувеличенно высокого о себе мнения. Крестьянин говорит: „ласковый теленок две матки сосет”, а казак заявляет: „Жизнь собачья, зато слава казачья!”.

Кто хоть немного знает историю казачества, тот не станет отрицать, что казаки никогда и не перед кем не гнули своей спины, а о раболепстве и помину не было, а потому и естественно, что в казаке, с течением времени, выработалась большая амбициозность. Эта черта

№ 46
509
Гoлocъ кaзaчеcтвa

казачья, без сомнения, делает казачеству, как сословию чисто военному, большой плюс. Значит все, кому дороги интересы нашего отечества, не должны вытравлять в казаках этого золотого в них качества. Воин без самолюбия – плохой воин! на него мало надежды: он в минуту жизни трудную живо пойдет на сделки с совестью. Истый казак – на это не способен.

К сожалению, за последнее время некоторые начальники, имеющие власть над казаками, к этой дорогой казачьей особенности стали относиться достаточно враждебно и не прочь превратить казака в настоящего манекена, способного лишь повиноваться, без малейшего проявления собственной своей инициативы, своей природной сметки. Эти люди в обращении с казаком высокомерны и преимущественно грубы. Наконец, не говоря о лицах власть имущих, даже торгаш какой-нибудь, разъевшийся на казачьих хлебах, и тот, по отношению к казаку, корчит из себя барина и „тычет” его.

Мы обвиняем тех казаков, которые, служа в городах, по частному найму, в нефте-промышленных конторах и на железных дорогах, бросают свою традиционную одежду и переодеваются в „вольный костюм”, щеголяя и „спинжаком” и „лакировками”. Мы готовы назвать их изменниками нашему славному былому прошлому; мы склонны видеть в них упадок духа казачьего.

Все это, конечно, верно и совершенно неоспоримо, но нужно понять и того, кто, как например, кавказский казак, сменяет черкеску на „спинжак”: нужно в корне дело знать, чтобы уразуметь, что казак вынуждается на это переодевание силою обстоятельств. Русскому человеку вообще свойственно „встречать по одеже”, казакам-же, ищущим заработка вне станиц, на стороне, всегда бывает особенная встреча, если они являются в своих казачьих мундирах, а тем более – в черкесках. С ними в этом случае много не разговаривают: нет места, да и только! Обращение при этом бывает отменно нелюбезное и даже надменное, с обязательным местоимением „ты”. Вот причина, вынуждающая многих казаков носить штатский костюм.

Разве казак не видит, разве он не чувствует своим „тонким чутьем”, что и офицер и чиновник, и даже купец к нему, казаку, совсем иначе относятся, чем ко всякому „вольному” человеку.

Обиднее всего то, что надменность к казаку сплошь и рядом проявляется со стороны молодых офицеров: тут полное непонимание души казака. Казак все снесет, все простит, но никогда не простит высокомерия и чванства. Спесь, ненужная, вредная спесь молодежи, делает большую трещину в их взаимных отношениях: она отталкивает казака от интеллигента и заставляет его „прятаться в самого себя”. Чем, например, объяснить такой факт, что с введением нового положения о сверхсрочно-служащих нижних чинах, дающего им на службе хорошее обеспечение, в регулярной армии сразу же ими заполнен положенный комплект, в наших же казачьих частях нижние чины в высшей степени неохотно остаются на сверхсрочную службу, а если и остаются, то сравнительно не надолго, а именно на столько, чтобы, уходя со службы, быть перечисленными, помимо 2-ой, прямо в третью очередь?

К сожалению, объясняется это именно „тяжестью службы”, заключающейся в высокомерном, подчас унизительном обращении с ними и именно молодежи. Обозвать самым унизительным, оскорбительным словом, выругать бородатого урядника с шевроном на рукаве площадной бранью для иного молодого офицера „дисциплинарное” дело, и, что хуже всего, – что в тех редких случаях, когда обиженный доведет это до сведения начальства, – он рискует и своим будущим служебным положением и часто ему ничего другого и не остается, как ликвидировать свои служебные дела.

Мне скажут, что я сгущаю краски, утрирую то, что есть на самом деле, но.... я был бы глубоко счастлив, если бы мог хоть на минуту с этим согласиться. Нет, факты, исключительно голые факты привели меня к полному убеждению, что урядники бегут с службы вследствие унизительного с ними обращения.

Пора, давно пора понять, что казачество сильно не наружной муштровой дисциплиной, а внутренней спайкой, основанной на взаимном доверии и уважении как снизу вверх, так и сверху вниз.

Там же, где старшими не щадится самолюбие младшего, где не считаются с человеческим достоинством, там о внутренней спайке между верхами и низами, о взаимном уважении и речи быть не может.

„Сила – не в силе, а сила – в любви”! часто повторяет старый наш полковник С. И. Скороходов, казак телом и душой.

Так начертаем же, дорогие братья, эти слова на нашем казачьем знамени и неупустительно будем помнить, что взаимная любовь, та крепкая спайка, о которой теперь так много говорят, не раз выручала казаков из самого затруднительного, критического положения и давала им победу там, где, казалось, все было потеряно, где помощи не откуда было ждать.

Вот к этой то взаимной любви и должны быть направлены все наши помыслы, все наши желания.

Гребенской.


В начало страницы
Оглавление
На главную страницу