независимый военно-общественный журналъ

посвященный нуждамъ и интересамъ казачества

№ 44-45
504
Гoлocъ кaзaчеcтвa

„Земские конфетки”.

В станицу Правоторовскую в земский приемный покой 2-го медицинского участка, в прошлом 1911 году прислан земский врач-женщина г-жа Гуреева. Врачу этому, с самого приезда в станицу Правоторовскую, почему-то не понравилось здание земского приемного покоя и она, не успев как следует осмотреться и не считаясь со средствами станицы, обрушилась на здание земского покоя. Ей почему-то вообразилось, что здание это не нынче, завтра завалится и, чего доброго, захватит и ее, при исполнении служебных обязанностей.

Почти с первых же дней, г-жа Гуреева стала осаждать подлежащее и не подлежащее начальство официальными и неофициальными бумагами о непригодности здания земского приемного покоя и начальство не заставило себя долго ждать, явилось на зов врача.

3-го августа с. г. по распоряжению областного В. Д. земского комитета, был командирован в станицу Правоторовскую техник для осмотра здания, а с ним явился и окружной врач Хоперского округа, недавно заступивший место врача Чеботарева, да еще член комитета Хоперского округа.

Осмотрев здание, т.е. два дома, купленные Правоторовским станичным обществом на собственные средства и отданные в распоряжение земства, один в 1908 году, а второй в 1911 году, нашли, „что здание действительно в техническом отношении негодно для приемного покоя и даже негодно для ремонта”, о чем составили акт.

Нас крайне удивляет такое постановление комиссии. Дома построены в 1896 и 1899 г.г. и в такой короткий срок сделались негодными даже для ремонта! Дома эти приобретены обществом по предложению и чуть не по требованию комитета и других начальствующих лиц; отданы в земство: первый в 1908, а другой в 1911 г.г. Земство их само же страхует, и, вдруг, дома эти признали негодными! Бракуя здания, комитет по всей вероятности думает их перестроить с новыми техническими усовершенствованиями, по плану нашего врача; но если комитет взвалит это на общество, то это будет насмешка над обществом и горькая обида. Доклад о том, что Правоторовский земский приемный покой тесноват, делал бывший и. д. земского врача Давыденко, покойному г. Войсковому Наказному Атаману Барону Таубе, который ему ответил, что „По местным условиям он вполне удовлетворителен”. После этого общество отдало и второй дом и, оказывается теперь, что здание уже не тесно, а вовсе не годится!

Неужели земский приемный покой должен быть палатою или госпиталем?

Вошел-ли земский врач г-жа Гуреева, в положение жителей станицы, этих тружеников, пожертвовавших последние сбережения для близких?

Нас удивляет, что прежние врачи, как например г. Клем, работали несколько лет в частных домах, более худших чем теперешние и не жаловались на то, что здание никуда негодно, а работали не покладая рук... А „нам” почему-то стало тесно и душно. Конечно, земская врачебная работа не „дамское” дело!

Правоторовский земский приемный покой обслуживает нам не одну Правоторовскую, а и окрестные станицы с народонаселением в 70 000 тыс. душ и существует не один год, а 29 лет. Приобретая здание, общество имело ввиду постепенно насаждать культуру и дать десяткам тысяч народа руку помощи, а врач старается разрушить это все только потому, что ей не нравится здание.

Выходит, что „медицинским дамам” больше требуется удобное помещение, а не больные.

В приемный покой, г-жа Гуреева, приходят больные для оказания помощи, а не для того, чтобы наслаждаться красотой здания.

Следовало бы подлежащим властям прийти на помощь бедным труженикам казакам и поверить им.

Они из глубины души вопиют о несправедливости, и очень будет жаль, если к ним не придут на помощь и не оценят внесенную ими на алтарь милосердия трудовую ленту.

Правоторовецъ.


В начало страницы
Оглавление
На главную страницу