независимый военно-общественный журналъ

посвященный нуждамъ и интересамъ казачества

№18.
209
Гoлocъ кaзaчеcтвa

Новочеркасск 8 февраля 1912 г.

.....„Ради сохранения доброго мнения о Кубанском казачестве, необходимо иметь в Государственной Думе такого депутата от войска, который не тянул-бы за евреев, который не открывал-бы им двери в область, в войско, как племени, испорченному нравственно, могущему внести с собою лишь скверное и вредное.

А наш нынешний депутат (*) поступает как раз наоборот: он старается широко распахнуть дверь для входа евреев в область, следовательно и в войско, и не желает почему-то считаться с общеустановившимся взглядом на зловредность еврейского племени для всего не еврейского.

Почему-же он не желает считаться, предоставляем судить догадливости читателя”....

.......

Так пишут с Кубани и пишут в „Кубанском Казачьем Листке”, газете в высшей степени серьезной и симпатичной казачеству.

Могут ли остальные казачьи войска похвастаться деятельностью своих избранников в Думе?

Горько сознаться, но справедливость требует ответить, что наши „казаки”, сидящие в Думе и аккуратно получающие по 10 руб. в день, благоразумно „молчат”, как убитые, и до сих пор ни одним словом не обмолвились о существенных казачьих нуждах.

Зато, когда в Думе поднимаются вопросы, вроде „еврейского” или „тюремного”, - тут их стоит послушать; откуда что берется: и красноречие, и слеза, и взывание к милосердию, и ссылка на Св. Евангелие; не останавливаются и перед кощунством, криво перетолковывая Божественное учение.

Смотрите-же, казаки! внимательно смотрите, кого вы послали в Государственную Думу отстаивать свои насущные нужды и защищать старинные права!

Оглянитесь на себя! Дома растет нужда, многочисленные враги изо все сил невидимо расшатывают исторические казачьи устои, станицы переполняются бродячим людом, пьяными хулиганами, шинками...

Святая старина оплевывается на каждом шагу: поговаривают о „губернии”, усиленно хлопочут о скорейшем введении всесословного земства, – верного шага к окончательному упадку казачества, так как без сомнения все „управы” будут заполняться „своими людьми”, ничего общего с трудовым казачеством не имеющими. Тогда прощай навсегда наши старинные права и привилегии! „Земство” сумеет прибрать их к рукам вместе с казачьей трудовой копейкой...

Нас спросят читатели: Неужели-же, по вашему, казакам оставаться без земства при прежних порядках, без образования и общественной деятельности?

Ни в коем случае! – ответим мы. Непременно необходимо, как можно скорее, ввести среди казаков общественное самоуправление, но 1) при обязательном условии сохранения кругового начала, хотя-бы и реформированного по духу времени, 2) обязательного сохранения традиционных казачьих наименований: „круг”, „рада”, „атаман”, „кошевой”, „есаулец” и т.п. и 3) обязательное обособление казачества в своей внутренней жизни от иногороднего элемента.

------------

(*) В Государ. Думе от Кубан. Каз. Войска

210
№ 18.
Гoлocъ кaзaчеcтвa

Мы никак не можем понять, почему в проведении всего сказанного в жизни, некоторые хотят во что-бы то ни стало найти затруднения.

Ведь управлялись-же казаки всегда своим кругом и это не мешало им быть вернейшими слугами Царя и самоотверженными защитниками России, не мешало точно исполнять государственные законы и только укрепляло их славянский национализм, тот самый национализм, которым всегда гордилась перед всем миром могучая Русь.

Скажут, что введение обособленного казачьего самоуправления в области, где не мало поселенных крестьянских сел, вызовет не мало недоразумений.

На этот вопрос ответим вопросом же: – А как-же устраиваются в земском отношении крестьяне разных уездов и губерний по их границам? Вдобавок надо сказать, что у нас крестьяне сосредоточены в трех округах, остальная-же территория войска занята исключительно казачьими поселениями: следовательно, затруднения к введению чисто казачьего самоуправления могут встретиться лишь у тех, кто не желает трудиться для пользы казачества и не признает его великой исторической роли.

Боже мой милостивый! и в такое-то тяжелое для казачества время, когда иногородний пришлый элемент открыто требует себе равных с нами прав на нашу землю, добытую кровью дедов, когда евреи, поляки и армяне Ростова, Нахичевани, Таганрога, Азова, и других былых казачьих городов, захлебываясь от радости, нагло с торжеством заявляют о близком конце казачества, когда, по удивительному Сенатскому разъяснению закона о „давности” казачьи земли расхищаются с поразительной быстротой, вопреки Священным словам Высочайших грамот, этих драгоценных документов для каждого казака, наши избранники, „казаки депутаты”....

Молчат, вы скажете?

Нет, не молчат, ответим мы, но лучше-бы уж молчали, били баклуши, спали, ели, пили, аккуратно получая из народной казны денежки, чем выступали-бы в защиту евреев, в пользу их повсеместного свободного жительства, разумеется в том числе и по казачьим областям, где, к слову сказать, ни один жид теперь не имеет права прожить более трех дней.

Да, глубоко мы ошиблись, выбрав в Думу таких представителей. Одним лишь можно утешиться, что недолго „депутатам от казаков” красоваться перед Петербургской публикой и проливать слезы за евреев: скоро подойдут новые выборы, а с ними неизбежная политическая смерть и всеобщее осуждение будут вполне заслуженной наградой юрким представителям змеиной партии.

Ред.



Оглавление
На главную страницу