независимый военно-общественный журналъ

посвященный нуждамъ и интересамъ казачества

12
№ 1.
Гoлocъ кaзaчеcтвa

К перенесению праха Донских героев в Новочеркасский Войсковой Собор.

Генерал-Лейтенант Иван Ефремович Ефремов.

1774— 1843 г.

11-го октября 1774-го года в земле Донского Войска, в одной из самых древних и славных станиц — Гугнинской, на хуторе Обливах родился Иван Ефремович Ефремов.

Мать будущего генерал-лейтенанта, бедная казачка, не могла воспитать, по недостатку средств, сына и отдала его казаку Никите Полубедову.

В этой семье и вырос маленький Ефремов; он был очень трудолюбивый, усердный и честный мальчик; поэтому, немудрено, что семья Полубедова полюбила Ваню, как родного.

17-ти лет Иван Ефремович пошел казаком в далекий холодный Петербург вместо назначенного туда на службу сына своего благодетеля. Тяжело было служить в Петербурге сироте казаку, но трудолюбие с усердием и тут помогли Ефремову; он у товарищей выучился сапожному мастерству, а у знакомого отставного солдата грамоте.

Генерал-Лейтенант Иван Ефремович Ефремов

Генерал-Лейтенант Иван Ефремович Ефремов

В 1796 году Иван Ефремович был зачислен в лейб казачий эскадрон; грамотный и расторопный казак обратил на себя внимание начальников и вскоре был произведен в приказные, по тогдашнему названию — в ефрейторы. Через короткое время Иван Ефремович заслужил унтер-офицера, то-есть, по нынешнему урядника.

В тогдашней тяжелой, суровой службе незаметно протекал день за днем: некогда было шататься по отпускам и трактирам строевым казакам; зато какими молодцами выглядели эти загорелые сыны Донских степей в красивой форме, бойкие, воинственные, исполнительные... Весь эскадрон был подобран молодец к молодцу: но, даже, среди таких выбранных, лучших детей Дона Иван Ефремович выделился настолько, что был произведен в первый офицерский чин еще на первом году службы.

В то время положение небогатого офицера в гвардии было очень тяжелое: жалованье Ефремов получал более чем скромное, а из дома ему не могли прислать ни копейки; но, вышедший из простой казачьей семьи, он умел беречь деньги, и не тяготился своей трезвой умеренной жизнью. До 1805- го года Иван Ефремович — побывал с эскадроном на двух коронациях Императоров: Павла 1-го и Александра 1-го, стоял на кордонах, то есть в пограничной страже, которая в то время исполнялась казаками, и дослужился до чина ротмистра, по нашему, есаула, лейб казачьего полка.

Настала война с.французским императором Наполеоном I-м и русские войска пошли за границу, чтобы сообща с австрийцами действовать против неприятеля. Много беззаветной удали, лихости и подвигов совершили тогда казаки, особенно в деле разведки: вдоволь поработала славная казачья пика, да и шашке досталось немало зазубрин при стычках с закованными в медные латы французскими всадниками, считавшимися в то время лучшей кавалерией в мире.

За свои  подвиги в этой войне Иван Ефремович получил орден св. Владимира 4-й степени с бантом.

Война кончилась. С веселыми песнями возвращались храбрые казаки в Россию; совсем другой вид был у полков; кто пошел на войну молодым безусым куженком, теперь выглядел уже закаленным, бесстрашным воином, с мужественным взглядом; кое где в рядах виднелся на казачьей груд и орден за храбрость. Но не на родимый Тихий Дон отдохнуть в кругу семьи и рассказать детям о лихих делах, а на старую кордонную службу попали казаки, да еще в далекую, неприветливую Финляндию к чухонцам. Что-ж поделаешь? Такая была в то .время служба. На нее никто не роптал, крепкий был народ и душой, и телом.

И скучали-же казаки, небольшими кучками разбросанные по одиноким постам среди дикой, холодной страны, скучали по своему Тихому Дону Ивановичу, по станице, родимой семье, по вольным, просторным степям. Много сложили тогда они грустных песен про свою службу. Из этих песен наиболее известна следующая:

Поехал далеко казак на чужбину
На добром коне он своем вороном:
Свою он на веки покинул Краину,
Ему не вернуться в отеческий дом!
Напрасно казачка его молодая
Все утро и вечер на север глядит:
Все ждет поджидает с далекого края,
Когда к ней родимый казак прилетит.
А там за горами, где вьются мятели,
И злые морозы зимою трещат,
Где сдвинулись дружно и сосны-и ели, —
Там кости казачьи под снегом лежат...

Вдруг пронеслась повсюду тревожная весть о движении Наполеоновых полчищ в Россию... Все зашевелилось, поднялось; как не бывало грустных песен, тоски по родине; каждый казак понимал, что затевалось нешуточное дело, что отечество подвергается большой опасности.

Bсе горели жeланием грудью постоять за общую свою родину, — Великую Русь.

Едва-ли не больше всех радовался походу полковник Иван Ефремович: сын простого казака, он с детства.толъко и слышал, что о подвигах старыхъ казаков, да об удалой боевой жизни сподвижников Ермака — „атаманов-молодцов". Теперь, достигнув больших чинов, он надеялся с помощью своих знаний и опытности вместе с своими донцами показать свету, что не угасла еще казачья бравая душа и слава.

Война для казаков проходила в лихих схватках с французами, что в то время не считалось за подвиги. В одном таком деле при деревне Корчемники 23 июня 1812 года Ефремов с эскадроном верных донцов бросился в пики на французов, опрокинул их, беспощадно колол и лично взял в плен французского бригадного генерала, да еще не простого генерала, а принца. Вот каков был Ефремов!.

За это дело он получил Монаршее благоволение.

Много раз за эту войну Иван Ефремович глядел в глаза смерти в безчисленных схватках и битвах; участвовал он и в проводах

№ 1.
13
Гoлocъ кaзaчеcтвa

французов обратно из России, участвовал и в преследовании их уже за границей. За это время казаками отряда Ефремова было взято в плен 2 генерала, 5 штаб-офицеров, 34 обер-офицера, 1862 рядовых и 16 пушек. Наградой Ивану Ефремовичу был Георгиевский крест 4-й степени и золотая сабля с надписью „за храбрость”.

Но особенно прославился он своим участием в Лейпцигском сражении, где казаки добыли себе своей беззаветной удалью вечную славу. Дело происходило так: гонимый союзными войсками рурсских, немцев и австрийцев, Наполеон решился  на отчаянный последний бой под немецким городом Лейпциком, где и сошлись противные армии. Битва тянулась три дня. Напрасно союзники неоднократно атаковали французские позиции, напрасно целыми днями гремели тысячи пушек — армия Наполеона отбивала все атаки наших войск.

Желая выиграть сражение, Наполеон в решительную минуту собрал около ста эскадронов закованных в медные латы всадников и приказал им прорвать и расстроить русские войска.

Страшно было смотреть, как эта сплошная масса из 8000 кавалеристов помчалась, не обращая внимание на сыпавшиеся вокруг ядра и пули, и сметая все на своем пути, прямо на русскую пехоту.

В один миг был изрублен целый батальон русской пехоты и захвачена батарея, но французская конница не остановилась; она мчалась вперед и вперед.... уже прорваны ею линии 2-го пехотного корпуса, за которым у деревни Госсы стоял на кургане Государь Император I-й; уже вся лавина мчится к нему... еще минута, и русский Царь был бы в плену.

Но видно не даром сложена пословица: „На то казак родится, чтоб Царю пригодиться!”

За курганом стояли в царском конвое 3 эскадрона донцов и 1 эскадрон черноморцев лейб казачьего полка под командой полковника Ефремова, за отсутствивем командира полка графа Орлова-Денисова. По Царскому слову бросился он с лейб казаками на французскую конницу, несмотря на то, что на одного казака приходилось по 24 француза. Дружно ударили сыны Дона и Запорожья в пики; пошел по рядам звон оружия о медные латы, грохот падающих коней, треск ломающихся пик и громкие вопли раненых; не ожидали французы такой удали от горсти казаков и ошеломленные остановились, а тем временем прискакала подмога, и французская конница была прогнана назад. Так спасло казачество своего Царя от смертельной опасности.

После этого великого сражения еще во многих схватках участвовал Иван Ефремович.

В одном деле он был ранен в голову штыком, но строя не покинул, да и что-бы сказали казаки? После выгодного для нас мира, полки вернулись в Россию, покрытые славой, украшенные боевыми отличиями. Не забыл Государь и про Ефремова и щедро наградил его службу деньгами, землей и орденами. В 1823 году Иван Ефремович не надолго побывал в родной Гугнинской станице. Вся станица с восторгом встречала своего героя, удивляясь его судьбе. Генерал-Майором, украшенным Георгиевским крестом и многими отличиями вернулся Иван Ефремович на родное место, где тридцать лет назад он почти бедняком, сиротой косил, сеял, гонял быков и исполнял все черные работы.

Вскоре Иван Ефремович снова пошел служить: был в 1828 году на войне с турками, где в бою на р. Кольчике его ранили в руку саблей.

За эту войну он получил золотую саблю, усыпанную алмазами, с надписью „за храбрость” и произведен в Генерал-Лейтенанты, после чего уволен в бессрочный отпуск на Дон, где и поселился в родной Гугнинской станице.

И здесь Иван Ефремович также был всеми любим и почитаем за свою простоту в обращении и любовное отношение к казачеству; человек он был тихий, незлобный, гостеприимный, любил вспоминать о своих сослуживцах, бившихся плечо о плечо с ним во многих боях. Под конец своей жизни он много читал, развивал свой ум и помогал станичникам советом и средствами.

Скончался от удара на 69 году и был погребен на станичном кладбище.


В начало страницы
Оглавление
На главную страницу